На главную Почта Поиск Каталог

ИЗДАТЕЛЬСТВО
Института
имени И. Е. Репина

Новости издательства

12.12.2016

Справочник выпускников 2014

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел традиционный Справочник выпускников Института имени И.Е.Репина 2014 года.

Подробнее


01.11.2016

Проблемы развития зарубежного искусства. Великобритания. Нидерланды. Ч. I.

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Подробнее


05.07.2016

Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел очередной сборник Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства. Апрель/июнь.

Подробнее


Проблемы развития зарубежного искусства от Средних веков к Новому времени

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Название: Проблемы развития зарубежного искусства от Средних веков к Новому времени. Памяти Цецилии Генриховны Нессельштраус (1919-2010)

Научный редактор; составитель: Раздольская В.И., Лопатина Т.А.

Авторы: Арутюнян Ю.И., Высоцкая Н.Ф., Донин А.Н., Козина Е.Ю., Лопатина Т.А., Мезенцева А.А. и др.

Год издания: 2013

Объем: 232 с.

Страниц с иллюстрациями: 40 с.

ISBN 978-5-903677-34-4

Проблемы развития зарубежного искусства от Средних веков к Новому времени

Содержание и анонсы: Загрузить

Избранные статьи

Выход сборника посвящен замечательному ученому Цецилии Генриховне Нессельштраус, чье имя хорошо известно прежде всего любителям А. Дюрера и всем интересующимся средневековым искусством Западной Европы.

Читателя ждет неожиданный взгляд современных ученых на ряд явлений  западноевропейского искусства: будоражащие воображение "Пляски смерти", "sic transit gloria mundi" - история императорской церкви в Госларе, отражение в искусстве легенды о Вечном жиде, смеховая культура ренессансного человека, символика изображения окна в живописи, голландское коллекционирование в XVII веке, история "некоронованных королей" Великого княжества Литовского Радзивиллов, "Шильонский узник" Байрона и поэтические шильонские "шалости" Пушкина, святой Франциск и его пространство и многие другие.

Предлагаем к прочтению интереснейшую статью Цецилии Генриховны Нессельштраус «"Пляски смерти" в западноевропейском искусстве XV века как тема рубежа Средневековья и Возрождения», напечатанную в сборнике ее памяти «Проблемы развития зарубежного искусства от Средних веков к Новому времени».


Цецилия Генриховна Нессельштраус. Фотографии предоставлены Т.А.Лопатиной

Цецилия Генриховна Нессельштраус 1949 годЦецилия Генриховна Нессельштраус

В. И. Раздольская

Санкт-Петербургский государственный академический
институт живописи, скульптуры и архитектуры
имени И. Е. Репина РАХ.
Кандидат искусствоведения, профессор

Цецилия Генриховна Нессельштраус (1919–2010)

Трудно писать в прошедшем времени о Цецилии Генриховне Нессельштраус, с которой мы проработали вместе долгие годы, даже десятилетия, с которой нас связывала ничем не омраченная дружба и полное взаимопонимание, с которой ушло так много общих интересов, мыслей, воспоминаний. Быть может, еще не пришло время полностью осознать масштаб ее личности – человека и ученого – и меру потери, которую понесли ее друзья, коллеги, ученики и наша наука об искусстве с ее болезнью, а затем и кончиной.
Жизненный путь Цецилии Генриховны был по-своему блестящим, но отнюдь не безоблачным. Порою он был трудным, как то сложное время, на которое пришелся. И она прошла этот путь на редкость достойно, мужественно и бескомпромиссно.
Цецилия Генриховна родилась в Петербурге (Ленинграде) в высокоинтеллигентной семье. Ее отец Генрих Зунделевич Нессельштраус был крупным ученым, специалистом в области металлургии, человеком широко образованным и отнюдь не замыкавшимся в рамках своей профессии. Именно он, как мне представляется, оказал на дочь особое влияние и был ей очень близок. Мать – Берта Михайловна, хотя и имела профессию стоматолога, но главным образом была поглощена заботами о семье.
Цецилия Генриховна была единственным ребенком. Она выросла не только в обстановке нежного внимания со стороны родителей, но и разумных забот о ее образовании и воспитании. Она закончила с отличием немецкую школу (Annenschule) и в дальнейшем продолжала занятия немецким языком, а позже во время войны в эвакуации окончила немецкое отделение факультета иностранных языков Челябинского педагогического института.
Язык, как и культуру Германии, Цецилия Генриховна знала блестяще. И это позволило ей в дальнейшем сделать великолепный перевод с ранненововерхне­немецкого языка дневников, писем и трактатов Альбрехта Дюрера, опубликованных в 1957 г. и в дальнейшем неоднократно полностью или частично переизданных.
Но это было позже.
А пока, окончив школу в 1936 г., она поступила на архитектурный факультет ЛИСИ (Ленинградского инженерно-строительного института). Обладая несомненными способностями к точным наукам, Цецилия Генриховна легко усваивала такие предметы, как высшая математика или начертательная геометрия. Однако очень скоро ее интересы обрели другое направление.
Искусство всегда играло большую роль в ее жизни. Она с детства занималась музыкой и прекрасно играла на рояле. Но во время войны эти занятия пришлось прекратить. Когда она с родителями была в эвакуации, их квартира и все имущество, в том числе и инструмент, были потеряны. Вернувшись в Ленинград, семья надолго оказалась в одной комнате коммунальной квартиры. Рояля уже не было. Собственное музицирование заменили посещения Филармонии; пока позволяли время и здоровье, они были очень частыми. Но параллельно ее все более привлекало изобразительное искусство и шире – художественная культура. Тем более, что еще в школьные годы она посещала художественную студию. Кроме того, в ЛИСИ читались на достойном уровне курсы истории архитектуры и искусства.
Не помню точно, там или независимо от учебных занятий она впервые услышала лекции Николая Николаевича Пунина, которые произвели на нее огромное впечатление.
Все это решило дальнейшую судьбу Цецилии Генриховны. Она перевелась из ЛИСИ на второй курс недавно открытого во Всероссийской Академии художеств искусствоведческого факультета.
Это было трудное время для гуманитарных (и не только) наук, и вместе с тем едва ли не лучший период в истории нашего факультета. Студенты слушали лекции крупнейших специалистов – Н. Д. Флиттнер, М. В. Доброклонского, Н. Н. Пунина, талантливого, но рано погибшего А. С. Гущина, Г. Г. Гримма, С. К. Исакова. Относительная свобода суждений и концепций сочеталась с живым общением наставников и студентов. Для Цецилии Генриховны в предвоенные годы особенно ценными, как она позже вспоминала, были контакты с Н. Н. Пуниным. Она пользовалась любой возможностью присутствовать на его выступлениях, обсуждении выставок в Союзе художников и открытых лекциях. Тогда же определилась основная сфера ее интересов – западноевропейское искусство. Еще будучи студенткой, Цецилия Генриховна опубликовала свою первую работу в соавторстве с И. Вальден – статью о творчестве Родена.
Война стала трагическим рубежом в ее жизни, как и в жизни большинства россиян. Тревога за судьбы страны, потери близких – очень многие молодые люди, и в частности студенты Академии, погибли уже в первые недели войны, зловещие признаки надвигавшейся блокады нашего города, бомбардировки и обстрелы – стоит ли лишний раз об этом писать?
Именно в начале войны я ближе, чем прежде, познакомилась с Цецилией Генриховной. Она была старше меня на три курса, и до этого я – первокурсница – еще не очень ориентировалась в жизни Академии и мало общалась со студентами старших курсов. Летом 1941 г. мы были посланы рыть окопы на станции Девяткино. Занятие это было абсолютно бессмысленным, как показали последующие события, но оно способствовало нашим более близким контактам. Очень хорошо помню Цецилию Генриховну в ту пору – стройную красивую черноволосую девушку с удивительно живыми глазами (такими они остались до конца), державшуюся несколько замкнуто и с большим достоинством.
Затем судьба надолго нас разъединила. В декабре 1941 г. Цецилия Генриховна с родителями была эвакуирована в Челябинск. Ее отец, более тридцати лет работавший на Путиловском-Кировском заводе, участвовал в выполнении важного оборонного заказа – разработке металлического сплава, сыгравшего решающую роль в оборонной промышленности, в частности во время битвы на Курской дуге.
В Ленинград Цецилия Генриховна вернулась осенью 1944 г., когда из Загорска приехал основной состав Академии художеств, отныне получившей название Института имени И. Е. Репина.
Возобновились занятия, поначалу в весьма трудных условиях. Было холодно, приходилось не только топить печи, но и пилить и колоть дрова на Круглом дворе. Впрочем, пришедшее в негодность так называемое Амосовское отопление было мало эффективным. Студенты сидели в пальто и шапках в аудиториях и библиотеке, которая в ту пору работала превосходно. Несмотря на все трудности, все мы были полны энтузиазма и самых радужных надежд.
Цецилия Генриховна окончила наш факультет в 1946 г. Она была одной из лучших, если не лучшей, студенткой. Преподаватели считали ее очень талантливой. От нее ждали многого и не ошиблись. После блестящего окончания Института ее зачислили в аспирантуру при кафедре зарубежного искусства.
Послевоенные годы были сложным периодом в жизни страны. С одной стороны, так дорого доставшаяся победа и начало мирной жизни, несмотря на все материальные трудности, вселяли веру в будущее и в то, что оно окажется лучше прошлого. С другой – все более явственно ощущалось наступление на возможные проявления «свободомыслия», особенно в сфере культуры: борьба с космополитизмом, формализмом и другими тенденциями в науке и искусстве, которые объявили чуждыми и даже враждебными генеральной линии партии и государства. Все это хорошо известно. В таких условиях занятия зарубежным искусством вообще ставились под сомнения. Положение зарубежной кафедры, которую возглавлял М. В. Доброклонский, было очень трудным. Нужны были присущие этому крупному ученому и благородному человеку мужество, бескомпромиссность, наконец, непререкаемый научный авторитет, чтобы выдерживать враждебные нападки и не поступиться научными и моральными принципами.
Руководителем Цецилии Генриховны в аспирантуре вначале был Н. Н. Пунин. Однако вскоре его изгнали из Академии, а затем, как известно, арестовали и отправили в ссылку. Она осталась без руководителя, но Михаил Васильевич Доброклонский сразу же взял на себя эту миссию. Еще до защиты диссертации осенью 1948 г. Цецилия Генриховна была зачислена ассистентом кафедры зарубежного искусства и стала преподавать разные курсы на творческих факультетах. И в дальнейшем Михаил Васильевич неизменно поддерживал ее, особенно в период безобразных и совершенно необоснованных нападок со стороны партийной организации, в результате которых ей даже пришлось уйти из Института. К счастью, это длилось недолго, и вскоре она заняла подобающее место среди преподавателей Института.
Кандидатскую диссертацию «Развитие реалистического пейзажа во Франции во второй половине XVIII века» Цецилия Генриховна защитила летом 1949 г. Хорошо помню блестящую защиту, прекрасные отзывы ее оппонентов – Г. Г. Гримма, Т. Д. Каменской и, конечно, ее руководителя М. В. Доброклонского. К сожалению, эта работа осталась неопубликованной. В дальнейшем научные интересы Цецилии Генриховны оказались направлены к более ранним эпохам эволюции художественной культуры – Возрождению и Средним векам.
В 1957 г. издательство «Искусство» опубликовало упоминавшийся выше ее перевод дневников, писем и трактатов Альбрехта Дюрера. Позже этот ценнейший текст с комментариями Цецилии Генриховны был частично включен во второй том «Мастеров искусства об искусстве» и полностью переиздан в 2000 г. в издательстве «Азбука».
Работа над переводом литературного наследия Дюрера стала импульсом и основой фундаментальной монографии «Альбрехт Дюрер», изданной в 1961 г. – первому в отечественной литературе исследованию такого масштаба (15 печатных листов) творчества этого великого художника. Затем, также в начале 1960-х гг., Цецилия Генриховна опубликовала статьи, посвященные эстетике Дюрера, его литературному наследию и шире – искусству Германии Средневековья и Возрождения в Философской энциклопедии, энциклопедии «Искусства стран и народов мира» (т. 1, М., 1962) и «Памятниках мировой эстетической мысли» (т. 1, М., 1962). Ее авторитет – тогда еще молодого ученого – в сфере разнообразных проблем развития художественной культуры Германии эпохи Средневековья и Возрождения с этих пор остается совершенно непререкаемым.
Свой педагогический опыт Цецилия Генриховна обобщила в трехтомном издании «История искусства зарубежных стран» – учебнике для творческих факультетов художественных вузов, подготовленном кафедрой зарубежного искусства и опубликованном впервые в 1963 г. под общей редакцией М. В. Доброклонского. Во втором томе этого издания Цецилии Генриховне принадлежат важнейшие части раздела «Искусство Возрождения»: Введение, «Искусство Возрождения в Италии», «Искусство Испании в XVI в.» и «Искусство Германии в XV–XVI вв.». Более того, Цецилия Генриховна осуществила научное редактирование всего тома объемом в 30 печатных листов. В дальнейшем этот учебник, по которому учились студенты многих художественных вузов тогда еще Советского Союза, дважды переиздавался. Для второго издания, опубликованного в 1982 г., Цецилия Генриховна значительно расширила и переработала свой текст. Кроме того, она дополнила раздел, посвященный искусству Западной Европы в Средние века, написанный в то время уже покойным М. В. Доброклонским. В переработанном виде текст Цецилии Генриховны значительно превосходит требования сравнительно краткого курса, который читается на творческих факультетах, и может служить образцом сжатого и яркого анализа важнейших художественных явлений эпохи. Новое издание учебника (первых трех его томов) было осуществлено сравнительно недавно, в 2000-е гг.
С течением времени научные интересы и педагогическая деятельность Цецилии Генриховны все более сосредотачивались на проблемах развития искусства Средних веков. В этом она следовала по пути М. В. Доброклонского, но следовала совершенно самостоятельно, часто открывая новые аспекты этого сложнейшего материла, до поры до времени мало привлекавшего внимание оте­чественных исследователей. Еще в 1964 г. была опубликована ее книга «Искусство Западной Европы в Средние века» – одно из первых изданий в нашей литературе, обобщающее обширнейший материал многовекового развития художественной культуры от раннехристианского искусства до поздней готики. Эта книга стала важным событием в отечественной медиевистике и не утратила своего значения и в наши дни.
В течение многих лет Цецилия Генриховна занималась изучением немецкой первопечатной книги. На эту тему она опубликовала ряд статей в различных периодических изданиях. Ее обобщающее исследование, посвященное инкунабулам, – книга «Немецкая первопечатная книга. Декорировка и иллюстрации», была издана в 2000 г. Она уникальна для отечественной литературы и высоко оценена зарубежными, прежде всего немецкими специалистами. К сожалению, материальные трудности не позволили до сих пор опубликовать вторую – иллюстративную часть этого исследования.
В последние годы Цецилия Генриховна вновь обратилась к истории средневекового искусства в рамках проекта «Новая история искусств», осуществлявшегося издательством «Азбука-классика». В 2000 г. вышел только первый том этого труда – «Искусство Раннего Средневековья» (дороманское искусство). Работа над вторым томом – «Романское искусство» – этот материал Цецилия Генриховна особенно любила – к сожалению, была прервана ее болезнью. Создание полного исследования, посвященного искусству Средневековья, на новом уровне современной научной проблематики, в значительно расширенном по сравнению с ранней монографией объеме было бы ценнейшим вкладом в отечественную литературу. Но и опубликованный первый том, несомненно, одно из ярких достижений нашей медиевистики.
Помимо фундаментальных исследований, корпус научного наследия Цецилии Генриховны включает многие статьи, посвященные различным проблемам или отдельным памятникам западного искусства. Оригинальность концепций и точность оценок сочетаются в них с безупречной литературной формой. Впрочем, это отличает все написанное Цецилией Генриховной, независимо от объема и тематики.
Будучи ученым высочайшего ранга, она обладала независимостью суждений и вместе с тем безупречной научной добросовестностью и какой-то особой горделивой скромностью. Конечно, она могла бы защитить докторскую диссертацию, представив на защиту хотя бы свое исследование о первопечатной книге. Она не захотела этого делать, считая лишней суету и хлопоты, связанные с процедурой защиты. Ее научный авторитет и без того был общепризнанным, а материальные соображения ее не волновали. И она знала цену своим силам и времени. Зато она не жалела их, когда дело касалось педагогической работы, которая, несомненно, была ее призванием и высокой миссией. В своих лекциях она умела увлечь студентов казалось бы труднодоступным и очень сложным материалом – искусством Средних веков, ясно передать суть любого явления, глубоко и полно раскрыть особенности каждого памятника. Тех, кто ее слушал, покоряли широта ее эрудиции и точность оценок, безупречная интеллигентность и обаяние. И при этом – никакой рисовки, ничего наигранного, нарочито эффектного. Она была чутким, вдумчивым и неизменно заинтересованным руководителем студенческих и аспирантских работ. В годы преподавания Цецилии Генриховны многие лучшие студенты специализировались в области средневекового искусства. Она сумела создать школу медиевистики, представители которой успешно работают в разных городах Российской Федерации и за ее пределами.
А как известно, для того чтобы создать школу – собственно и в более широком плане, – мало быть крупным специалистом и обладать научным авторитетом. Нужна душевная щедрость, стремление вести за собой молодежь, желание и умение делиться с нею собственными мыслями, интересами, представлениями. Этими качествами были наделены наши незабвенные наставники – М. В. Доброклонский, В. Ф. Левинсон-Лессинг, Г. Г. Гримм. Цецилия Генриховна являлась их достойной ученицей.
С годами все более явственно обозначались масштаб и черты ее личности: мудрость, благородство, умение подняться над всем незначащим, суетным; проницательность ее суждений и оценок людей или событий; снисходительность и терпимость, если дело не касалось каких-то принципиальных жизненных и моральных проблем. Тут она была бескомпромиссной и строгой. И ее юмор, меткий, но не злобный. Ее отличали доброта, умение помочь в трудных ситуациях. Внешне сдержанная и даже скрытная, с близкими людьми она становилась более непринужденной и открытой. Общение с Цецилией Генриховной неизменно поддерживало, обогащало и как-то возвышало над житейской мелочностью и убожеством. Думаю, это чувство хранят все, кто имел счастье ее знать.

Раздольская В. И. Цецилия Генриховна Нессельштраус (1919–2010) // Проблемы развития зарубежного искусства от Средних веков к Новому времени // Науч. ред. и сост. Раздольская В.И., Лопатина Т.А. : Сб. статей. СПб. : Институт имени И.Е.Репина, 2013. С. 4-12.

 

Т. А. Лопатина

Санкт-Петербургский государственный академический
институт живописи, скульптуры и архитектуры
имени И. Е. Репина РАХ.
Доцент кафедры зарубежного искусства

От учеников – Учителю

Начинать всегда непросто. Начинать учиться особенно. Учиться же всю жизнь независимо от званий и рангов, наверное, еще труднее. Понятие Учитель в человеческой истории носило и носит до сих пор весьма различные смыслы. От «учительница первая моя» до Гуру – Учитель духовный Востока. Относилось ли это понятие и относится ли оно до сих пор к Цецилии Генриховне Нессельштраус, памяти которой посвящается этот сборник?.. Несколько лет назад один из нас, тех, кто не только формально называет, но и действительно считает ее своим Учителем, высказал некую идею о школе Нессельштраус. Речь тогда шла о школе Кондакова и византинистике в целом, как зарубежной, так и отечественной. В тот момент предложение показалось несколько романтическим и не очень определялось конкретными именами. Да и Цецилия Генриховна, со свойственным ей острым умом, склонным в большей степени к юмору и сарказму, находящим свое выражение в остроте слова, чем к сентиментальности и пафосности, вряд ли бы это одобрила, скорее, развлеклась на этот счет. Теперь ее нет, а тех, кто разбросан по всему миру и по многим континентам и странам так много, что только одно перечисление заняло бы огромное число страниц, и потому мы их здесь не называем, чтобы те, не названные, не почувствовали себя задетыми и незаслуженно неоцененными или непризнанными как ее ученики. Есть среди них и те, кто, будучи студентами, слушали ее лекции, и те, кто писали под ее руководством курсовые и дипломные работы, и те, кто защищали кандидатские и докторские диссертации. Может показаться несколько странным, но не все они потом посвятили себя средневековому искусству, великим знатоком которого была и останется навсегда Цецилия Генриховна. Многие занимались и продолжают заниматься самыми разными проблемами, в том числе касающимися и искусства других времен, и понятие школа Нессельштраус скорее может быть отнесено не к какой‑то конкретной сфере или периоду искусства, а к чему‑то гораздо более трудно определяемому, но, несомненно, связанному с этим удивительным человеком.
Каждый из тех, кто более или менее близко соприкасался с ней, помнит ее по-своему, и потому говорить за всех, конечно, невозможно. Помню ее на лекциях спокойной, полной достоинства и одновременно какого‑то неуловимого обаяния. Жесты замедленные, долгие паузы, всегда заполненные смыслом, затаенная улыбка в уголках губ и поражающие своей бесконечной глубиной глаза. Постепенно приходило ощущение, а с годами пришло и понимание, что ты видишь только вершину некоего «айсберга», подлинный масштаб которого тебе никогда не дано постичь. Мощь и сила ее личности наверняка превышали все возможные аналогии, любой наш опыт, причем не только в профессиональной сфере.
Постепенно узнавая подробности судьбы Цецилии Генриховны, будучи больше или меньше допускаемы в ее жизнь, ибо каждому из нас она определяла отдельно меру доверия и устанавливала с каждым очень разные степени сближения, мы все равно не могли не чувствовать и не понимать, с кем встретились в своей жизни. За ней стояла и в ней со всей силой и красотой для нас открывалась другая культура, другие ценности, ценности другого времени. Слушая воспоминания Цецилии Генриховны о ее учителях, среди которых особое место, конечно, занимали Николай Николаевич Пунин и Михаил Васильевич Доброклонский, слушая ее переводы с немецкого Гёте или Рильке, слушая, как она читала наизусть даже в очень преклонном возрасте стихи поэтов Серебряного века, среди которых с особой пронзительностью звучал голос Анны Андреевны Ахматовой, беря в руки книги в ее уникальной домашней библиотеке, мы, несомненно, переживали свое новое духовное рождение. Одна из нас однажды назвала Цецилию Генриховну «Матерью своей души». Многие из нас, придя к ней, чтобы работать и профессионально развиваться, уже не могли мыслить свою жизнь без нее. Она наверняка это чувствовала и откликалась не только на попытки поделиться с нею своими успехами, будь то искусствоведение, живопись, графика или издательское дело, которыми многие потом занимались, с ней стремились познакомить своих любимых и близких, рождающихся и взрослеющих детей. Ей писали письма и слали книги, когда уезжали далеко и надолго, а иногда и навсегда, ей стремились звонить, чтобы услышать ее голос и услышать вопросы о своей жизни и приглашение приехать. И она обладала уникальным даром находить для каждого особое слово и выразить особое чувство, оставляя у каждого уверенность в его важности и неповторимости для нее. А еще она умела заинтересоваться тем, чем занимались ее ученики, вовремя поддержать, подсказать, одобрить, подбодрить, безошибочно чувствуя, в чем каждый сможет сделать что‑то особенное, сможет найти свою тему, которая может быть первой курсовой работой, а потом стать темой на всю жизнь. Когда в последние годы Цецилия Генриховна перестала читать лекции, и студенты лишились этой особой возможности слышать ее голос, многие из них узнавали о ней, читая ее книги. Одна из студенток, с огромным трудом достав в Букинистическом магазине книгу Цецилии Генриховны 1964 г. «Искусство Западной Европы в Средние века», прижимая сокровище к груди, сказала: «Мне кажется, я слышу ее голос». Наверняка те, кто никогда не видели и не слышали Цецилию Генриховну, смогут так сказать, наверняка у нее еще будет очень много учеников, не только среди учеников ее учеников, но и среди тех, кто будет читать ее книги. Она обладала особым даром – даром слова, рожденного в результате не только знаний, изложенных в многочисленных искусствоведческих источниках, к максимальному знакомству с которыми она всегда стремилась, но и трепетного отношения к каждому произведению искусства, как музыкального, так и словесного, в частности поэ­тического, и особенно изобразительного искусства. Именно она привила многим приоритетное отношение к самому произведению, бережное отношение к каждой вещи и тем, кто ее создавал. Ее живая душа учила наши души бережно относиться и дорожить той уникальной красотой, которая навсегда остается в произведении, оставляя что‑то недосказанным, будоражащим воображение и побуждающим нас снова и снова стремиться постичь секреты его красоты и скрытых смыслов. И если попробовать определить, чем могла бы отличаться школа Нессельштраус и по каким критериям можно было бы определить ее учеников, пожалуй, именно эта любовь к произведению, стремление понять его смысл, значимость, особенный язык, закономерности построения, дающие ему жизнь, а также обязательное стремление найти слова, которые позволили бы максимально точно все это передать и могли бы стать этими критериями. А еще камертоном принадлежности к школе Цецилии Генриховны Нессельштраус обязательно бы были, да уже собственно и стали, бесконечная признательность и любовь к ней, единственной и удивительной для нас, всех настоящих и будущих Ее учеников навсегда.

Лопатина Т. А. От учеников – Учителю // Проблемы развития зарубежного искусства от Средних веков к Новому времени // Науч. ред. и сост. Раздольская В.И., Лопатина Т.А. : Сб. статей. СПб. : Институт имени И.Е.Репина, 2013. С. 13-16.

 

Список опубликованных работ профессора Цецилии Генриховны Нессельштраус1

1. Развитие реалистического пейзажа во Франции во второй половине XVIII века. Автореферат кандидатской диссертации. Л., 1949.
2. С. И. Чевакинский – автор «палат Шувалова» [Совм. с С. Борисовым] // Архитектура и строительство Ленинграда. 1954. № 3.
3. Дюрер. Дневники, письма, трактаты / Сост., пер. с ранневерхненем., вступ. ст. и коммент. Л.-М. : Искусство, 1957. Т I–II.
4. Дюрер : Монография. Л.-М. : Искусство, 1961.
5. Каролингское искусство // Украинская Советская энциклопедия (на укр. яз.). Т. VI. Киев, 1961.
6. Итальянская живопись XVII–XVIII вв. / Сост. и вступ. ст. Л. : ИЗОГИЗ, 1961.
7. Германия. Изобразительное искусство Средневековья и Возрождения // Энциклопедия «Искусство стран и народов мира» / Справочный указатель Ц. Г. Нессельштраус. Т. 1. М., 1962.
8. Эстетика Дюрера // Философская энциклопедия. Т. II. М., 1962.
9. Дюрер. Трактаты (отрывки из трактатов) / Пер., сост.(?) // История эстетики, памятники эстетической мысли. Т. 1. М. : Изд. Акад. художеств СССР, 1962.
10. Равенна (памятники искусства) // Украинская Советская энциклопедии (на укр. яз.). Т. XII. Киев, 1963.
11. Средневековое искусство // Украинская Советская энциклопедия (на укр. яз.). Т. XIII. Киев.
12. История искусства зарубежных стран // Учебник для творческих факультетов художественных вузов / Науч. ред. Ц. Г. Нессельштраус. Т. II. М. : Изд. Акад. художеств СССР, 1963. 333 илл.

а. Искусство Возрождения.
б. Искусство Возрождения в Италии.
в. Искусство Испании в XVI в.
г. Искусство Германии в XV–XVI вв.

13. Искусство Западной Европы в Средние века. Л.- М. : Искусство, 1964.
14. Тинторетто : Альбом / Сост. и вступ. ст. Л. : ИЗОГИЗ, 1964.
15. Искусство Франции в XVIII в. [Совм. с В. Ф. Белявской и В. И. Раздольской] // История искусства зарубежных стран. Т.  III. М.,1964.
16. Рисунки Дюрера : Альбом. М., Искусство, 1966. 158 с.
17. Литературное наследие Дюрера / Коммент., ред., пер. // Мастера искусства об искусстве. Т. II. М., 1966.
18. Боттичелли // В мире прекрасного : Календарь на 1968 г. М., 1968.
19. Рафаэль // В мире прекрасного : Календарь на 1970 г. М., 1969.
20. О некоторых особенностях теории пропорций Дюрера // Западноевропейское искусство. Л., 1970.
21. Дюрер // В мире прекрасного : Календарь на 1971 г. М., 1970.
22. Каролингское искусство // БСЭ. Т. VII. М., 1970.
23. Кранах // В мире прекрасного : Календарь на 1972 г., М., 1971.
24. Гольбейн // В мире прекрасного : Календарь на 1972 г., М., 1971.
25. Каналетто // В мире прекрасного : Календарь на 1972 г. М., 1971.
26. Уччелло // В мире прекрасного : Календарь на 1972 г. М., 1971.
27. Первые европейские иллюстрированные книги // Книга и графика. М. : Наука, 1972.
28. Гравюры Лукаса Кранаха Старшего к первому изданию лютеровского перевода Нового Завета и традиции немецких первопечатных книг // Лукас Кранах, художник и общество. Виттенберг, 1973 (на нем. языке) : Материалы доклада на международном коллоквиуме в честь 500-летнего юбилея Кранаха 3 октября 1973 года в Виттенберге.
29. Немецкая ксилографическая картинка XV века // Проблемы развития зарубежного искусства. Вып. IV. Л. : Ин-т им. И. Е. Репина, 1974.
30. Рецензия на книгу М. Я. Либмана «Дюрер и его эпоха» // Искусство. Май 1975.
31. Европейская первопечатная книга и особенности ее декорировки // Проблемы развития зарубежного искусства. Вып. VIII. Л. : Ин-т им. И. Е. Репина, 1978.
32. Земля и ее обитатели в иллюстрациях немецкой первопечатной книги // Проблемы развития зарубежного искусства. Вып. VIII. Л. : Ин-т им. И. Е. Репина, 1978.
33. Альбрехт Дюрер как иллюстратор книги // Искусство книги. Вып. 9. М. : Книга, 1979.
34. Немецкие первопечатные библии  // Проблемы развития зарубежного искусства. Вып. X. Л. : Ин-т им. И. Е. Репина, 1980.
35. Гравюры ульмского издания басен Эзопа // Проблемы развития зарубежного искусства. Вып. XI. Л. : Ин-т им. И. Е. Репина, 1981.
36. О некоторых типах немецкой первопечатной иллюстрированной книги (на примерах аугсбургских изданий 70-х гг. XV в.) // Культура и искусство западноевропейского Средневековья. М., 1981.
37. Книга о немецкой скульптуре. Рецензия на монографию М. Я. Либмана «Немецкая скульптура. 1350–1550» // Искусство. № 12. 1981.
38. История искусства зарубежных стран : Учеб. для творческих вузов. Т. II. 2-е изд-е, расширенное и заново перераб. / Науч. ред. Ц. Г. Нессельштраус. М., Изобразительное искусство, 1982. 576 илл.

а. Искусство Западной Европы в Средние века [Cовм. с М. В. Доброклонским].
б. Искусство Возрождения. Введение.
в. Искусство Возрождения в Италии.
г. Искусство Возрождения в Испании.
д. Искусство Германии XV–XVI вв.

39. О многозначном использовании гравюр в немецкой первопечатной книге // Проблемы развития зарубежного искусства. Вып. XIII. Л. : Ин-т им. И. Е. Репина, 1983.
40. Иллюстрации к произведениям античной литературы в немецкой первопечатной книге // Античное наследие в искусстве Возрождения. М. : Наука, 1984.
41. Иллюстрации к трактату Ульриха Молитора против ведьм // Проблемы развития зарубежного искусства. Вып. XIV. Л. : Ин-т им. И. Е. Репина, 1984.
42. Возвращение «каменных королей» // Вокруг света. № 9. М., 1985.
43. Немецкие первопечатные иллюстрированные хроники // Проблемы развития зарубежного искусства. Вып. XV. Л. : Ин-т им. И. Е. Репина, 1985.
44. Ксилографии первопечатного издания книги Ульриха Молитора «О женщинах-ламиях и пифониссах по-немецки именуемых Нечистой силой или ведьмами» // Гравюра в собрании Государственного Эрмитажа. Л. : Искусство, 1985.
45. Иллюстрированные издания Антона Кобергера // Проблемы развития зарубежного искусства. Вып. ХVI. Л. : Ин-т им. И. Е. Репина, 1986.
46. Искусство Франции в ХVIII в. [Совм. с В. Ф. Белявской и В. И. Раздольской] // История искусства зарубежных стран. Т. III. М., Изобразительное искусство, 1987. [Переизд.].
47. О проблеме синтеза искусств в культовом зодчестве Средневековья // Проблемы взаимодействия искусств в художественной культуре зарубежных стран. Л. : Ин-т им. И. Е. Репина, 1987.
48. Многозначность изображений библейских сюжетов в средневековом искусстве // Проблемы интерпретации литературных образов в изобразительном искусстве. Л. : Ин-т им. И. Е. Репина, 1989.
49. Степанов А. В.  Мастер Альбрехт / Предисл. Ц. Г. Нессельштраус. Л. : Искусство, 1990.
50. «Пляски смерти» в искусстве Европы XV века как тема рубежа Средневековья и Возрождения // Культура Возрождения и Средние века. М. : Наука, 1993.
51. Иллюстрации книги Ульриха Рихенталя «Хроника Констанцкого собора», изданной Антоном Зоргом в Аугсбурге в 1483 году // Сб., посвящ. памяти проф. М. В. Доброклонского. Ин-т им. И. Е. Репина.
52. Немецкая первопечатная книга: декорировка и иллюстрации. Рос. нац. б-ка. СПб. : Аксиома – РХГИ, 2000. 272 с.
53. Искусство раннего Средневековья. (Дороманское искусство). СПб. : Азбука, 2000.
54. Дюрер. Трактаты, дневники, письма // Пер., коммент., сост. Ц. Г. Нессельштраус. СПб. : Азбука, 2000. [Переизд. книги 1957 г.].
55. Книга о Дракуле Вайда. К проблеме портрета в иллюстрациях немецких инкунабул // К исследованию зарубежного искусства. Новые материалы. СПб. : Ин-т им. И. Е. Репина, 2000.
56. История искусства зарубежных стран. Средние века. Возрождение // Под ред. Ц. Г. Нессельштраус. М. : Сварог и К, 2003. С. 380. Илл. 562. [Переизд. одноименного учебника для творческих факультетов художественных вузов 1982 г.2].
57. Многозначность изображений библейских сюжетов в средне­вековом искусстве (на примере рельефов Хильдесхаймских врат) // Ретроспективный сб. научных трудов кафедры зарубежного искусства. К 250-летию Академии художеств. СПб., 2008. С. 42–50.
58. Искусство Западной Европы и Византии в Средние века : Программа для студентов факультета теории и истории искусств. СПб., 2009. С. 58.

Программы и методические пособия

1. Проект программы курса «Всеобщей истории искусств» для факультетов живописи, скульптуры и графики художественных вузов // Сб. материалов восьмой сессии Академии Художеств СССР. М. : Искусство, 1957. Разд. «Искусство средних веков» и «Искусство Возрождения».
2. Искусство Западной Европы и Византии в Средние века : Метод. указания для студентов заочного отд. ф-та истории и теории искусства. Л., 1960.
3. Искусство Возрождения : Метод. указания для студентов заочного отделения ф-та истории и теории искусства, 1960.
4. Искусство Возрождения : Программа курса для факультета истории и теории искусства, 1963.
5. История искусства зарубежных стран : Программа для факультетов живописи, скульптуры и графики художеств. вузов. Л., 1970. Разд. «Искусство средних веков» и «Искусство Возрождения».
6. Курсовые и дипломные работы : Метод. пособие для студентов факультета истории и теории искусства [Совм. с Р. И. Власовой]. Л., 1971, 1973.
7. Искусство Западной Европы и Византии в Средние века : Программа курса для факультета истории и теории искусства. Л., 1974, 1981.
8. Программа западного зарубежного искусства : Перераб. программа по курсу «Искусство Западной Европы и Византии в Средние века» для факультета истории и теории искусств. Ч. 1. Л., 1988, 1993.

Примечания

1 Подготовлен на основании списка, составленного Ц. Г. Нессельштраус в 1993 г. и дополненного ею в 2000 г. (архив АХ).
2 Переиздание осуществлялось с согласия Ц. Г. Нессельштраус, но без ее переработок и дополнений.

Список опубликованных работ профессора Цецилии Генриховны Нессельштраус // Проблемы развития зарубежного искусства от Средних веков к Новому времени // Науч. ред. и сост. Раздольская В.И., Лопатина Т.А. : Сб. статей. СПб. : Институт имени И.Е.Репина, 2013. С. 17-22.