На главную Почта Поиск Каталог

ИЗДАТЕЛЬСТВО
Института
имени И. Е. Репина

Новости издательства

05.07.2018

Сохранение культурного наследия. Исследования и реставрация

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Выложен в свободный доступ сборник статей, посвященных реставрации и исследованию объектов культурного наследия. Это труды практиков реставрации, ученых, технологов и историков искусства.

Подробнее


13.04.2017

Василий Звонцов. Графика. Каталог выставки к 100-летию со дня рождения

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Каталог работ выдающегося художника-графика Василия Михайловича Звонцова, преподавателя графического факультета Института имени И. Е. Репина, издан к выставке, посвященной 100-летию со дня рождения мастера.

Подробнее


12.12.2016

Справочник выпускников 2014

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел традиционный Справочник выпускников Института имени И.Е.Репина 2014 года.

Подробнее


01.11.2016

Проблемы развития зарубежного искусства. Великобритания. Нидерланды. Ч. I.

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Подробнее


05.07.2016

Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел очередной сборник Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства. Апрель/июнь.

Подробнее


Калитина Н. Н. Алексей Константинович Соколов – мой друг по французской стажировке

Оставить комментарий

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Калитина Н. Н. Алексей Константинович Соколов – мой друг по французской стажировке // Научные труды. Вып. 42. Художественное образование. Сохранение культурного наследия. Июль/сентябрь. 2017 : Сб. статей / Науч. ред. В.А. Могилевцев, В.С. Песиков, сост. А.В.Чувин, Е.М.Елизарова. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2017. 260 с. C. 125–139.


Калитина Н.Н.

Институт истории СПбГУ.
Профессор кафедры истории западноевропейского искусства.
Доктор искусствоведения, профессор.
191015 Санкт-Петербург, Тверская ул., 3

УДК 7.07-05

Алексей Константинович Соколов – мой друг по французской стажировке

Аннотация: Статья посвящена художнику Алексею Константиновичу Соколову, с которым автор статьи познакомилась во время стажировки во Франции в 1960–1961 гг. Впоследствии это знакомство переросло в дружбу, продолжавшуюся на протяжении сорока лет в Ленинграде – Петербурге. Свой рассказ автор сопровождает уникальными фотографиями из личного архива.

Ключевые слова: Алексей Константинович Соколов,Франция,Париж,Орлеан,художественная жизнь

Alex Sokolov – my Friend During the Traineeship in France

Annotation: The article is dedicated to the painter Alex Sokolov. The author met him during her traineeship in France in 1960-61.Then the years of friendship followed, that lasted forty years, in Leningrad-St Petersburg, till the painter’s death in 2001. N.N. Kalitina illustrates her story with rare photos from the personal archive.

Keywords: Alex Sokolov,France,Paris,Orleans,artistic life

Написать эти заметки меня побудил ряд обстоятельств. Во-первых, я знала Алексея Константиновича Соколова достаточно хорошо не только как художника, но и как человека на протяжении долгого времени (сорок лет!) – с 1960 по 2001 г., до того момента, когда я, мой муж и моя дочь пришли проститься с Алешей Соколовым в Спасо-Преображенский собор Петербурга. Я не случайно сказала, что кроме меня с Лешей пришли проститься и мои родные – мы дружили семьями, и я очень любила теперь тоже уже покойную жену Леши – Галину Федоровну, а с сыном Леши Леней и его женой Галей Маленькой также сложились теплые отношения, у нас было много общих знакомых, в том числе и связанных с Францией. Дружба семей – это вторая причина, заставившая меня взяться за перо. Теперь о третьей. Пару лет назад Наталья Николаевна Попова, профессор кафедры русского искусства Института имени И. Е. Репина, заслуженный деятель искусств РФ, подарила мне свою книгу «Алексей Соколов. Жизнь и творчество», изданную Санкт-Петербургским государственным академическим институтом живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина в 2008 г. [2]. Над книгой Наталья Николаевна работала долго. Еще при жизни Алексея Константиновича она сумела сделать с его слов уникальные записи. В книге прекрасно представлены детские и юношеские годы художника, большая роль отводится его матери, жене, анализируется его творчество. «Французский период» в этом издании разбит как бы на две части: собственный текст автора с привлечением записей со слов А. К. Соколова и воспоминания его вдовы Галины Федоровны, написанные через четыре года после смерти художника, в декабре 2005 г. Они включают как описание различных случаев, происходивших с Алексеем Соколовым во Франции в период стажировки 1960–1961 гг. (Гага хранила все письма Леши из Франции), так и «зарисовки» встреч с французскими друзьями, которые позже были в Ленинграде – Петербурге, а также во время визитов четы Соколовых во Францию в 1970–1990-х гг. Так вот, ознакомившись со всем этим материалом, я увидела, что могла бы его существенно дополнить, так как считаю, что пребывание во Франции стало для художника Соколова не менее важным жизненным этапом, чем для меня.

1. А. К. Соколов у мостика в саду музея Клода Моне в Живерни. 1960 г.

1. А. К. Соколов у мостика в саду музея Клода Моне
в Живерни. 1960 г.

 

В своей книге «Странички воспоминаний», вышедшей в свет в издательстве СПбГУ в 2005 г. [1], я посвятила Франции отдельную главу и сейчас, заново «прокручивая» события более чем полувековой давности, я невольно буду повторять сказанное в «Страничках» – но ведь и читательская аудитория моих заметок об Алеше Соколове будет несколько иной, чем та, что знакомилась со «Страничками», да и со времени их выхода прошло уже одиннадцать лет.

На чем я буду основываться сейчас? У меня сохранилось некоторое количество фотографий, сделанных во время нашего совместного с Алексеем Константиновичем пребывания во Франции и позднее, уже в Ленинграде – Петербурге. Стены моей петербургской квартиры украшают Лешины картины. Живы еще воспоминания – от визитов в Лешину мастерскую на Московском проспекте, от его приездов к нам на дачу в Воейково и наших в Петровское, о совместных встречах с Юрием Петровичем Любимовым во время гастролей в Ленинграде Театра на Таганке, от общения с учителем и другом Алексея Константиновича Андреем Андреевичем Мыльниковым… В данной статье будет превалировать «французский период». В следующей моей публикации я коснусь уже иных заявленных здесь тем.

2. А. К. Соколов на этюдах во Франции. 1960 г.

2. А. К. Соколов на этюдах во Франции. 1960 г.

 

Я познакомилась с ленинградским художником Алексеем Константиновичем Соколовым во время своей годичной стажировки во Франции в 1960–1961 гг. Не стану описывать здесь, как создавалась эта группа стажеров из Советского Союза, кто в нее входил, какие серьезные и курьезные случаи происходили во время нашего пребывания во Франции, – все это я достаточно подробно изложила в своих «Страничках воспоминаний», а также Галина Федоровна в вышеупомянутой книге об Алексее Соколове. Я остановлюсь только на тех «французских эпизодах», которые имеют непосредственное отношение к герою моего повествования – Леше Соколову, тех эпизодах, которые я могла бы как-то по-иному осветить.

3. А. К. Соколов на этюдах во Франции. 1960 г.

3. А. К. Соколов на этюдах во Франции. 1960 г.

 

В Москве собрали нашу группу – нас было десять человек. Города представлены разные – Москва, Ленинград, Ростов-на-Дону, Одесса. Разные и профессии – геолог и винодел, филолог и медик, экономист и художник. Я была единственной женщиной в этой группе молодых мужчин; некоторые из них воевали на фронтах Великой Отечественной войны.

Я особенно подружилась с ленинградцами. Володя Боровицкий, геолог, умерший очень рано, в сорок семь лет. Саша Клемент, хирург, вторым из «наших» ленинградцев покинувший этот мир. Я думаю, в их кончине была повинна прежде всего та напряженная работа, которую они вели: Володя часто бывал в экспедициях, Саша работал в Институте переливания крови оперирующим хирургом. Последним в тройке «ленинградских мальчиков» стал Леша.

Излишне говорить, что по роду своих занятий Леша был мне ближе других: мы оба занимались изобразительным искусством, он – как художник, я – как искусствовед. Леша представлял Мухинское училище, куда он был приглашен сразу после окончания Института имени И. Е. Репина и где проработал 12 лет, и школу Академии художеств, учреждения, с которым и у меня было связано много теплых воспоминаний. Забегая вперед, скажу, что с 1968 г. Алексей Константинович Соколов уже работал в Академии художеств постоянно, в мастерской монументальной живописи А. А. Мыльникова, долгие годы был деканом факультета живописи Института имени И. Е. Репина, я же длительное время входила в состав Государственной экзаменационной комиссии и являлась членом Ученого совета Академии художеств. У нас был общий круг знакомых и друзей. Мы оба имели звание профессора, Алексей Константинович был заслуженным деятелем искусств РФ, я – заслуженным деятелем науки РФ.

Но вернемся в далекие 1960-е гг.

Леша поехал во Францию для изучения монументального искусства этой страны и пробыл там немного меньше, чем я, не год, а восемь месяцев (были к тому причины, кои упоминать я здесь не намерена). Во Франции бывали раньше мои университетские учителя, бывали там и академические учителя Леши, а также друзья его отца. Круг интересов Леши во Франции был несколько иной, чем мой, – его особенно привлекали художники конца XIX – начала XX в., искусство импрессионистов; у меня тяга к этим мастерам появилась чуть позже, а в период стажировки я работала в основном над эпохой реализма во французской живописи – Домье, Курбе, Милле.

Постепенно мы настолько сблизились, что поведали друг другу истории наших личных судеб. Леша, в отличие от меня, был из художественной семьи. Его отец хорошо знал Сергея Есенина и даже совершил с последним поездку в Среднюю Азию в начале 1920-х гг. Фотография, где запечатлены молодые Константин Соколов и Сергей Есенин в Закавказье в 1923 г., редкие письма того времени, в которых художник Константин Соколов пишет своей жене о поэте, хранятся в семейном архиве Соколовых. Не менее интересна и личность Алешиной матери Прасковьи Михайловны Денисовой, одной из основательниц и первых актрис ТЮЗа. Леша был влюблен в театр, проводил в закулисье ТЮЗа все свободное время, там он впервые приобщился к живописи. Иногда в постановочной части ему давали возможность расписать какую-нибудь деталь декорации. Леша рассказывал мне, что буквально разрывался между живописью и театром: уже после войны он посещал одновременно и СХШ при Академии художеств, и мастерскую известного режиссера Леонида Сергеевича Вивьена в Ленинградском театральном институте, но в конце концов Академия победила. Эта любовь к театру, и конкретно к ТЮЗу, проявилась, в частности, в том, что, когда в Ленинграде было построено новое здание Театра юного зрителя, Леша сделал росписи для фойе и принимал участие в оформлении зрительного зала. А. К. Соколов участвовал также в оформлении Московского театра на Таганке.

4. А. Клемент, А. Соколов, Г. Предвечный, Н. Калитина с францзскими коллегами. Орлеан, апрель 1961 г.

4. А. Клемент, А. Соколов, Г. Предвечный, Н. Калитина с францзскими коллегами.
Орлеан, апрель 1961 г.

 

Леша был старше меня на четыре года, он родился в 1922 г., воевал, но об этом периоде своей жизни он рассказывал мало, единственным исключением был эпизод встречи с Галей, Галиной Федоровной, будущей женой, ставшей верным другом на всю жизнь. Встреча эта произошла в 1943 г. в эвакуации на Урале. Они прожили вместе почти шестьдесят лет.

Вот и я была в эвакуации на Урале, в поселке Косулино под Свердловском. А в самую страшную блокадную зиму 1941–1942 гг. я чудом выжила в холодной ленинградской квартире, а Леша в то время «путешествовал» по ленинградским госпиталям.

В августе 1944 г., вернувшись из эвакуации, я стала студенткой вновь созданного на историческом факультете Ленинградского университета искусствоведческого отделения, причем я была зачислена сразу на второй курс. Леша тоже вернулся в Ленинград в 1944-м, но студентом стал в силу разных обстоятельств лишь в октябре 1945 г. Леша окончил обучение в Институте имени И. Е. Репина в 1951 г., я в это время уже была аспиранткой. И в этом нет ничего удивительного: у нас на факультете в период моей учебы стали появляться «мальчики», воевавшие на фронтах войны и поэтому начавшие свое обучение позже нас, девочек, хотя они и были нас старше. Таким был, например, будущий известный писатель Федор Абрамов, который, правда, проучился у нас на факультете недолго, перейдя потом на филологический.

5. А. К. Соколов, А. А. Клемент, Н. Н. Калитина  на приеме в мэрии Орлеана; вторая слева Жаклин Суэм Апрель 1961 г.

5. А. К. Соколов, А. А. Клемент, Н. Н. Калитина
на приеме в мэрии Орлеана; вторая слева Жаклин Суэм
Апрель 1961 г.

Еще одно обстоятельство сближало меня с Лешей: мы оба были прирожденные педагоги. Но если я разрывалась между наукой и педагогической работой, то Леша – между творческой работой художника и преподаванием. Ранее я отмечала, что у нас было много общих знакомых с Алексеем Константиновичем. Упомяну здесь лишь одного – Андрея Андреевича Мыльникова. Леша познакомился с Мыльниковым еще во время войны, впоследствии тот стал его учителем и другом на всю жизнь. В свою мастерскую на Московском проспекте А. К. Соколов переехал в 1963 г., до этого Соколовы прожили 15 лет бок о бок с Мыльниковым и его женой Аришей, которая была балериной и которой Андрей Андреевич поклонялся на протяжении всей своей жизни. Но уже переехав на Московский, Леша часто приглашал учителя с женой в свою мастерскую – на некоторых таких встречах бывала и я, и они мне запомнились, как запомнилась и грандиозная персональная выставка Андрея Андреевича в Русском музее в феврале 1989 г., на которой я снова встретилась со своими старыми друзьями.

Когда мы приехали во Францию, Леша как-то в один из вечеров поведал мне не совсем обычную историю. Она была связана с его крестным отцом, художником Владимиром Всеволодовичем Суковым, жившим в Ленинграде в старой квартире, сплошь увешанной полотнами известных живописцев. Суков был одинок и разводил собак, которым давал клички по именам известных художников. Как-то Леша увидел у меня репродукцию «Автопорт­рета с собакой» Гюстава Курбе, творчеством которого во Франции я усиленно занималась, и рассказал, что у Сукова главным псом был Курбе – огромная, красивая и очень умная овчарка. Суков профессионального художественного образования не имел, но любил ездить «на этюды» в Гурзуф, где познакомился с Константином Коровиным. Тот посоветовал талантливому самоучке отправиться в Париж, что Сухов и сделал. И вот сейчас, гуляя по Парижу, Алеша вспоминал своего крестного отца и те счастливые детские годы, которые, в сущности, и определили его путь художника.

Наталья Николаевна Попова в своей книге отмечает общительность Леши, и я полностью присоединяюсь к ее словам. Однако он все же владел французским языком весьма средне, и я нередко оказывалась Леше полезной как переводчик. Но – удивительное дело – даже не зная в совершенстве языка, Леша вступал в мгновенный контакт с собеседником, очаровывая каждого, – сказывалась его поистине артистическая натура. По вечерам мы, советские стажеры, нередко встречались, сидя на лавочке у «своих» домов или в кафе около парка Монсури, рассказывали друг другу о своих парижских делах, о домашних новостях. Вечерние рассказы Алеши о его встречах и впечатлениях всегда превращались в маленькие новеллы.

Прошло несколько недель со времени нашего приезда, но я ни разу не видела Алешу за работой с холстом и красками. Как-то я спросила его о причинах такой «бездеятельности». «Ведь осенний Париж так красив, – говорила я. – Неужели тебе не хочется его написать?» «Понимаешь, – сказал Алеша, – Париж, Франция – здесь все для меня новое. Мне надо как-то прочувствовать все это, созреть». Наконец, наступил момент, когда Алеша взялся за работу. Он писал парижские набережные, Нотр-Дам, писал пригороды Брюнуа, Мант.

Перебирая свой архив, я нашла довольно много «французских материалов» – в основном это были письма от людей, которые уже давно ушли из жизни, – письма 1960–1970-х, реже 1980–1990-х гг. Попадались и газетные вырезки, в том числе и относящиеся к нашей с Лешей стажировке во Франции. Приведу здесь лишь два примера. Речь пойдет о поездках на уик-энд в Эвре и Орлеан (в апреле 1961 г.). В Эвре мы были втроем: Саша Клемент, Леша Соколов и я. В Орлеан с нами поехал еще и философ и эстетик из Ростова-на-Дону Герман Предвечный. Герман участвовал в Сталинградской битве, и внимание к нему было повышенное. Но все равно «центром» стали Леша и я. В Орлеане нам подарили фетровые панно, где были изображены французы и француженки в старинных национальных костюмах (по одной фигуре на каждом). Это панно в течение нескольких десятилетий висело у меня сначала в квартире на Тверской, позже – на даче в Воейково. Больше всего заметок было о поездке в Эвре. Нас принимали в мэрии, водили по мастерским местных знаменитостей – художников и скульпторов, один художник подарил Леше свою картину. А я подарила мэру… три фотографии с изображениями мозаик ленинградского метро, в которых была отражена тема мира. Надо сказать, что среди них было и известное мозаичное панно А. К. Соколова «Победа», впоследствии прославившее художника. Оно относится к 1955 г. – образ матери с ребенком на руках символизировал победу над мировым злом – фашизмом. В газетных заметках сообщалось о цели нашей стажировки, о том, что она проходит в рамках советско-французского культурного обмена, о встречах с активистами общества дружбы «Франция – СССР», собственно и организовавшими эту поездку (со многими потом завязалось общение). Все заметки, несмотря на их краткость, сопровождались фотографиями довольно хорошего качества, конечно, черно-белыми (все лица узнаваемы).

Леша после стажировки 1960–1961 гг. неоднократно бывал во Франции, в том числе и в Орлеане. Обычно это были совместные поездки с Галей (1976, 1985, 1989, 1997). Я тоже «вывози­ла» во Францию своего мужа – мы гостили в Париже, Орлеане, Монпелье. Уже перед смертью муж признался мне, что эти путешествия были одними из самых ярких жизненных впечатлений последних десятилетий. Последний раз мы ездили в 2002 г. Надо сказать, что даже в этих «домашних», семейных поездках мы с Лешей умудрялись поработать над интересующим нас материалом. Бывала я во Франции и одна – в служебных командировках, туристических поездках, в гостях; а всего 13 раз посетила я за свою жизнь эту страну!

Мои воспоминания о друге по французской стажировке Алексее Константиновиче Соколове подходят к концу. Пребывание во Франции дало нам всем, советским стажерам, удивительно много. Мы были очарованы красотой этой страны, миром, так не похожим на наш тогдашний, советский. Но все мы, будучи во Франции, никогда не забывали, что мы – представители могучей державы и старались быть достойными ее высокого статуса. В 1960-е гг. прошлого века интерес к СССР, к русскому языку, к русской культуре во Франции был огромен, и мы с честью представляли нашу страну на международной арене. Те французы, с которыми мы встретились во время нашего пребывания во Франции, смогли убедиться, что культура в России жива, что традиции почитаются, что историю помнят. Да, мы были еще молоды тогда, но уже достаточно зрелы, чтобы с гордостью нести имя советского человека и достойно представлять нашу страну за рубежом. Для меня французская стажировка явилась событием, определившим всю мою последующую научную жизнь – на «французских материалах» я построила свою докторскую диссертацию, которую успешно защитила в 1967 г., разработала курсы лекций, которые потом читала долгие годы в университете в Ленинграде – Петербурге, выезжала с этими курсами за рубеж, написала научные и популярные книги и большое количество статей, посвященных французскому искусству. Я смогла познакомить с искусством Франции большой круг людей, пробудить их интерес к этой стране, ее культуре. Уверена, что не менее знаковой стала французская стажировка и для Алексея Константиновича Соколова. И еще – она заложила основы для теплой и искренней дружбы на долгие десятилетия.

…В фамильном склепе на Литераторских мостках Волкова кладбища покоятся трое Соколовых: Алексей Константинович, Леонид Алексеевич и Галина Федоровна. К сожалению, я ни разу не навестила могилу моего «парижского друга» Леши Соколова, и теперь это уже не представляется возможным. Но я направила туда своего «представителя» – пару лет назад моя дочь Таня в сопровождении невестки Алексея Константиновича Гали Маленькой посетила это скорбное место. Род Соколовых продолжается. Успешно работают и создали свои семьи внуки Алексея Константиновича Наташа и Алеша, есть уже и правнуки.

Мой товарищ по французской стажировке Алексей Соколов всегда останется в моей памяти живым, весело смеющимся в нашем доме на Тверской, увлеченно беседующим с моей мамой, собиравшимся, но так и не написавшим портрет моей дочери. Но моя дочь «написала» портрет художественной династии Соколовых в своей небольшой статье в одной районной газете. Эта статья написана под впечатлением от выставки династии Соколовых, организованной в 2008 г., уже после смерти Леши. А у меня в памяти мое с мужем посещение ретроспективной выставки (1944–1998 гг.) Алексея Константиновича Соколова в Тициановском зале Академии художеств в июне 1998 г. Эта персональная выставка, приуроченная к 75-летию художника, стала последней большой его прижизненной экспозицией.

Я верю, что моя дочь Таня продолжит свои дружеские отношения с Галей Маленькой, ее детьм и и внуками, что еще будут французские друзья, «французские встречи», на которых оживут, может быть, и эти, полузабытые воспоминания.

 

08.06.2016
Санкт-Петербург

Библиография

1. Калитина Н. Н. Странички воспоминаний. СПб. : изд. СПбГУ, 2005.

2. Попова Н. Н. Алексей Соколов. Жизнь и творчество. СПб. : Петрополь, 2008.

 

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Калитина Н. Н. Алексей Константинович Соколов – мой друг по французской стажировке // Научные труды. Вып. 42. Художественное образование. Сохранение культурного наследия. Июль/сентябрь. 2017 : Сб. статей / Науч. ред. В.А. Могилевцев, В.С. Песиков, сост. А.В.Чувин, Е.М.Елизарова. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2017. 260 с. C. 125–139.


Если Вы заметите какую-нибудь ошибку или неточность, просим сообщить об этом администратору сайта.



Оставить комментарий

Чтобы разместить комментарий, необходимо заполнить маленькую форму ниже.
Просим соблюдать правила культурного общения.




Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Если Вам не распознать буквы и цифры кода,
просто обновите код.



Комментарии (0)