На главную Почта Поиск Каталог

ИЗДАТЕЛЬСТВО
Института
имени И. Е. Репина

Новости издательства

05.07.2018

Сохранение культурного наследия. Исследования и реставрация

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Выложен в свободный доступ сборник статей, посвященных реставрации и исследованию объектов культурного наследия. Это труды практиков реставрации, ученых, технологов и историков искусства.

Подробнее


13.04.2017

Василий Звонцов. Графика. Каталог выставки к 100-летию со дня рождения

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Каталог работ выдающегося художника-графика Василия Михайловича Звонцова, преподавателя графического факультета Института имени И. Е. Репина, издан к выставке, посвященной 100-летию со дня рождения мастера.

Подробнее


12.12.2016

Справочник выпускников 2014

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел традиционный Справочник выпускников Института имени И.Е.Репина 2014 года.

Подробнее


01.11.2016

Проблемы развития зарубежного искусства. Великобритания. Нидерланды. Ч. I.

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Подробнее


05.07.2016

Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел очередной сборник Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства. Апрель/июнь.

Подробнее


Болотов И. В. Никольский Морской собор в Кронштадте. Опыт реконструкции стенописи

Оставить комментарий

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Болотов И. В. Никольский Морской собор в Кронштадте. Опыт реконструкции стенописи // Научные труды. Вып. 42. Художественное образование. Сохранение культурного наследия. Июль/сентябрь. 2017 : Сб. статей / Науч. ред. В.А. Могилевцев, В.С. Песиков, сост. А.В.Чувин, Е.М.Елизарова. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2017. 260 с. C. 169–187.


Болотов И.В.

Санкт-Петербургский государственный академический
институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина
при Российской академии художеств.
Старший преподаватель кафедры реставрации живописи

УДК 75.052

Никольский Морской собор в Кронштадте. Опыт реконструкции стенописи

Аннотация: В статье рассматриваются проблемы воссоздания храмовой стенописи и предлагаются пути их решения, основанные на личном опыте автора. Делается художественный и стилистический анализ живописи, затрагиваются вопросы методики и техники, реконструкции.

Ключевые слова: реконструкция,храм,алтарная апсида,линия,канон,Никольский Морской собор в Кронштадте

Greek Bronze Sculpture in the Middle of the V Century B.C.: To the Problem of Reconstruction of Polychromy: The Case of Riace Warrior

Annotation: The article deals with problems of polychromy of the ancient Greek bronze sculpture. Influence of color, kinds of material and coating on a viewer’s perception of sculptural plastic is estimated. The results of the reconstruction of polychromy of the bronze sculpture in the context of study of the ancient heritage are presented

Keywords: St Nicholas Naval Cathedral in Kronstadt,reconstruction,temple,altar apse,line,canon

История создания Никольского Морского собора в Кронштадте символична. Заложенный в 1903 г., первоначально он задумывался государем как памятник победам России на морях. Однако ко времени окончания строительства в 1913 г. идея претерпела изменения: в ходе русско-японской войны 1904–1905 гг. две русские эскадры были разгромлены, и собор становится памятником героизму погибших моряков. Время, когда возводился собор, было до предела насыщено идейными, стилистическими, нравственными исканиями. Оно отливалось в формы искусства разнообразнейшие, в том числе храмовые, создавая уникальную, нервно-отточенную драматургию взаимодействия линии и цвета. На рубеже ХIХ и ХХ вв. явила себя русская икона миру заново, открыв свечение небесных красок. Из-под копоти веков, потемневшей олифы пробила стену неверия и косности просвещенных господ. Один из памятников, созданных художниками, узревшими красоту древнюю, явился на острове Котлин. Выбрав за образец возрождающийся в архитектуре и живописи византийский стиль, художники искали в нем образы-формы, отвечающие апокалиптическому характеру времени. Увидев впервые росписи Морского собора, я был поражен смелостью живой, динамически-напряженной линии и какой-то новой, невиданной прежде цветовой гаммой. Бесконечно разнообразные, неповторяющиеся орнаменты – рыбы, якоря, корабли, медузы, условный план морского боя, расположившийся в хвосте павлина в мозаиках пола, птицы, сцепленные клювами в ультрамариновых сферах сводов, – насквозь переплетают пространство храма. Этих линий, этих красок не было раньше в храмовой и не только в храмовой живописи, они пришли вместе с исканиями таких художников, как, например, Рерих, Врубель, Петров-Водкин. Так, по моему убеждению, искусство каноническое может и должно наполняться созвучным времени содержанием, искать новых смыслов и решений. Тогда оно будет живым.

В 2011 г. я был приглашен к работе по воссозданию стенописей Морского cобора. Работы велись в трех направлениях: 1) реставрация сохранившихся фресок – укрепление, восполнение штукатурки, тонировка и дописывание некоторых утраченных фрагментов; 2) воссоздание полностью или значительно утраченных композиций; 3) создание новой росписи в куполе и подкупольном пространстве, там, где исторически она отсутствовала (роспись не была закончена из-за начала войны в 1914 г.; купол был расписан под звездное небо). Первым направлением и основным объемом реставрационных работ занималось ООО «Карэ». Новая живопись выполнялась художниками московской компании «Вифания» под руководством Н. В. Нужного. Мне была поручена реконструкция четырех композиций, посвященных явлению Господа Иисуса Христа по Воскресении, расположенных в конхах большой восточной апсиды, наиболее сильно пострадавших при переделке храма под Дом офицеров Балтийского флота в 1939 г., когда вбивались швеллеры для установки натяжного потолка. Это (слева направо) «Встреча на пути в Эммаус» (утрачена более чем наполовину), «Жены-мироносицы у гроба Господня» (наиболее сохранившаяся композиция, требовалось дописать лики), «Христос и Мария-Магдалина» (утрачена наполовину). Четвертая композиция пострадала так сильно, что сюжет ее был неясен. Эти композиции, сравнительно небольшие по отношению к общему пространству храма, выделяются чрезвычайной динамичностью сюжетных построений и несут, несомненно, немалую смысловую нагрузку.

1. Морской собор в Кронштадте Фрагмент композиции «Жены-мироносицы»

1. Морской собор в Кронштадте
Фрагмент композиции «Жены-мироносицы»

2. Морской собор в Кронштадте Композиция «Уверение святого апостола Фомы» до воссоздания. Фрагмент

2. Морской собор в Кронштадте
Композиция «Уверение святого апостола Фомы»
до воссоздания. Фрагмент

3. Морской собор в Кронштадте Композиция «Встреча на пути в Эммаус» в процессе воссоздания

3. Морской собор в Кронштадте
Композиция «Встреча на пути в Эммаус»
в процессе воссоздания

Работа по воссозданию всегда должна начинаться со скрупулезного исследования сохранившихся визуальных и других имеющихся материалов и свидетельств об утраченном. Автором большей части росписей стен и сводов собора является М. М. Васильев. Гражданский инженер профессор В. А. Косяков, по проекту которого возводился храм, предпочитал, чтобы его храмы расписывал именно Васильев, художник сравнительно малоизвестный в наше время. Мастера из бригады Владимира Дмитриевича Иванова, немало поездившие по объектам реставрации, рассказывали, что видели росписи Васильева неоднократно, и они мало выделялись среди прочих подобных. В кронштадтском же храме этот художник неожиданно, по-новому раскрылся. Видимо, мастер испытывал здесь необычайное творческое вдохновение, делавшее его руку легкой, а мысль свободной. Многие художники, с кем мне приходилось впоследствии работать, испытывали какую-то особенную приподнятость, наблюдая иерархию солнечных лучей, пронизывающих единое бесстолпное пространство храма.

Другим художником, принявшим участие в росписи, был К. С. Петров-Водкин. Его кисти принадлежит прекрасное монументальное «Благовещение» в восточной части и сцены Рая в западных конхах. Его манеру не спутаешь ни с чьей: Богородица – как «Петроградская Мадонна», и особенно мне нравится лик Архангела-юноши, оба в процветших нимбах. Сам Петров-Водкин, по слухам, денег за работу не брал, работал «за хлеб» и впоследствии свое участие в росписи храма не афишировал. Внизу, на первом ярусе, есть картины в декоративно-графичной манере, написанные кем-то третьим; имени этого художника мне узнать не удалось.

Сохранилась фотография алтарной части храма, выполненная снизу справа. На ней нечетко, пятнами видны композиции «Встреча на пути в Эммаус», «Жены-мироносицы» и «Христос и Мария-Магдалина», частично перекрытая подвеской хороса. Крайняя правая, необходимая нам, в кадр не попала. Ни в фотографиях, ни в сохранившихся отрисовках интерьеров не было четвертой, наиболее пострадавшей композиции. Предстояло определить сюжет картины. Справа и слева сохранились фрагменты фигур апостолов, движущихся к центру, вверху остатки архитектуры и орнаментированной овалами некой ленты, тянущейся горизонтально между колоннами башенки. Высказывалось предположение, что это змея. Это сомнительно, змей часто встречается в иконах, но внизу, вылезающий из пещеры, чтобы быть убитым блистательным всадником, но летающего змея я не встречал. В иконе строго регламентировано, чему быть вверху, а чему внизу. Еще в самом центре был виден небольшой фрагмент, несколько линий, указывающих на перекрестье складок зеленоватой (плаща?) и красно-розовой (хитона?) одежды. Зеленый с красным – цвет одежд земной жизни Иисуса Христа. Зная пропорции фигур по сохранившимся фрагментам, можно рассчитать геометрию картины. Работа реконструктора – вооружившись линейкой, по сантиметру высчитывать фигуру, голову, локоть, стопу, палец, собирать композицию, опираясь на интуицию и знание канона. Получилось двенадцать фигур. Одиннадцать (без Иуды Искариота) апостолов и Христос в центре – «Уверение святого апостола Фомы», сцена шестого явления Господа по Воскресении, иллюстрация к словам Евангелия: «После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но будь верующим» (Ин 20:26–28). Тогда лента может пониматься как растянутая между домами пелена, означающая, что действие происходит внутри изображенного здания, ибо «архитектура в иконе всю полноту действия в себя не вмещает, но служит для него фоном» [1]. Слева от Христа неразумный Фома, справа разумный Петр.

4. Морской собор в Кронштадте Эскиз реконструкции композиции «Уверение святого апостола Фомы»

4. Морской собор в Кронштадте
Эскиз реконструкции композиции
«Уверение святого апостола Фомы»

5. Морской собор в Кронштадте Эскиз реконструкции композиции «Христос и Мария Магдалина»

5. Морской собор в Кронштадте
Эскиз реконструкции композиции
«Христос и Мария Магдалина»

Поняв и изучив фактуру и стилистику живописи, найдя в фор-эскизах общее решение композиции, можно приступать к эскизам, в масштабе привязанным к стене, и воссозданию в технике самой росписи. Живопись Васильева, основанная на византийских образцах, на общем монументальном звучании образов, включает в себя элементы модерна. Линия длится несколько дольше положенного по канону, длится, чтобы раздробиться на тысячу отрезков и изгибов, образующих орнаментальную игру, и вернуться к широким, плавным контурам образа. Рисование складок округло-динамично, упругие линии структурируют все пространство собора, от ликов святых до цветочков у их ног, распадающихся на затейливые геометрические фигурки, своей наивностью заставляющие вспомнить народную икону. Вверху, между окон большой восточной апсиды, художник изображает пророков предельно широко, свободно, вторая опись совершенно не совпадает с первой, что видно сквозь прозрачные краски. Обычно монохромные, линии описи ликов и одежд в нижних композициях радужно-многоцветны, волосы выделяются то синим, то зеленым. Спиралевидные линии волн – волос – облаков превращают шествующие по небу тучки в подобие восточных символов инь –  ян, из которых протянулись золотистые пунктирные линии, – впервые я вижу в иконе изображение дождя (композиция «Жены-мироносицы»). Усы и бороды, как и одеяния предстоящих святителей, стилизованы в духе монументальных новгородских фресок. Цвет не менее экспрессивен, чем линия. Обрамленный линией, он пульсирует, переливаясь внутренними оттенками. Редко где можно встретить простые выкраски, все или почти все написано на подкладках. Так, под пурпурный идет теплый салатово-зеленый, и пурпур приобретает вибрацию, внутреннее горение; розовый – под охру; синий – под зеленый, кремово-фиолетовый – под белый. В композициях конх, в частности в «Женах-мироносицах», на сколе краска достигает толщины трех миллиметров. Эти сюжеты – самые цветные и динамически насыщенные, драматургия линии и цвета достигает здесь своей вершины. Несколько смущает агрессивное звучание золота, использованного на заключительном этапе работ. Обилие золота делает храм красивым и празднично-нарядным, но новое золото глушит тонкость расколеровок, красок, приобретших, заметим, некоторую патину. По реставрационному заданию реконструкции мы обязаны делать роспись несколько светлее и холоднее оригинала, и следовательно, не в полную силу. Я стремился сделать эту грань предельно тонкой.

6. Морской собор в Кронштадте Общий вид восточной части в процессе воссоздания

6. Морской собор в Кронштадте
Общий вид восточной части в процессе воссоздания

7. Морской собор в Кронштадте Большая алтарная апсида после воссоздания

 

7. Морской собор в Кронштадте
Большая алтарная апсида после воссоздания

Техника и технология реставрации и воссоздания стенописи разрабатывалась под руководством заместителя генерального директора по реставрации ООО «Карэ» Ирины Александровны Смирновой. При том что для технической реставрации предпочтение отдавалось традиционным методам и материалам, для живописи выбраны оригинальные краски – матовая акриловая гуашь испанской фирмы «Vallejo». Это очень красивые цвета, краска пластичная, хорошо смывается спиртом. Она несколько темнеет при высыхании, и это нужно учитывать. Мне нравилось работать этими красками, они способны передать, по моему мнению, напряженную драматургию цвета собора.

Работа велась под наблюдением координационного совета, который возглавлял профессор Юрий Григорьевич Бобров и в который входили специалисты разных профилей – искусствоведы, чиновники, священники. Советом утверждался каждый этап работы. После одобрения эскизов можно было приступать к отрисовке композиций в масштабе 1:1. Здесь, как и в дальнейшем, неоценимую помощь мне оказала Ирина Александровна Смирнова. Обладая точным видением и знанием рисунка, она выявляла огрехи моих построений. Вот один пример. В сцене с Марией Магдалиной Христос, возвышаясь над нею, склоняет к Марии голову, одновременно двигаясь от нее. Сложное движение. Верхняя часть фигуры Спасителя утрачена. Я снял кальку с сохранившихся фрагментов, дорисовал фигуру полностью на картоне, перевел рисунок припорохом на стену и начал писать. Ирина Александровна посоветовала мне увеличить наклон головы Иисуса: «Правую бровь на три сантиметра ниже!» – сказала она. В тот момент столь решительное изменение мне было непонятно. Поспорили, но, несмотря на это, я остановил работу и спустился с лесов в калечную, чтобы проверить все еще раз на стенде. Удивительно, но такой наклон головы Иисуса придал совершенно новое звучание образу, лицо стало ликом! Несколько раз менял жест руки Спасителя в «Уверении Фомы». В большинстве русских икон Христос указует перстом левой руки на рану от копья. Есть и другой вариант, более древнего извода, характерный для икон византийского письма, где Господь поднимает руку, дабы показать рану Фоме. Я выбрал последний как более выразительный, разбивающий монотонную линию идущих апостолов.

8. Морской собор в Кронштадте Композиция «Уверение святого апостола Фомы» после воссоздания

8. Морской собор в Кронштадте
Композиция «Уверение святого апостола Фомы»
после воссоздания

9. Морской собор в Кронштадте Композиция «Христос и Мария Магдалина» после воссоздания

9. Морской собор в Кронштадте
Композиция «Христос и Мария Магдалина»
после воссоздания

Работу на стенах собора я начал с композиции «Мария Магдалина и Христос». Я люблю эту картину и считаю ее самой красивой из всех. В ней все гармонично – фигуры, удивительные цветы и деревья, архитектурные мотивы. Я работал над ней долго, дольше положенного по установленным срокам, но в самом начале нельзя торопиться, надо понять, как писать. В это время создается вся послойная цветовая расколеровка, которая будет служить до самого конца работы. Кроме того нужно как следует организовать свое рабочее место, расположить свет, не забыть о технике безопасности работы на лесах на большой высоте.

10. Морской собор в Кронштадте Фрагмент композиции «Христос и Мария Магдалина»

10. Морской собор в Кронштадте
Фрагмент композиции «Христос и Мария Магдалина»

В работе мне помогала мастер-альфрейщик Наталия Федюшина. Каждая композиция включала в себя фрагменты разной степени разрушенности. Пока я готовился к реконструкции наиболее пострадавших участков, она занималась «штопкой», тонировками. А иногда и делала существенные замечания по живописи. Впоследствии Наташа вместе с бригадой позолотчиков занялась золочением нимбов и нитей ассиста, орнаментально опоясывающих пространство собора. Следующую композицию «Встреча на пути в Эммаус» я написал очень быстро. Я подумал, что «расписался» при переходе к самой сложной композиции «Уверение Фомы», но увлекся во время работы настолько, что перегрузил композицию. Я не видел этого, но чувствовал неудовлетворенность, пытаясь найти причину в деталях. Ирина Александровна посоветовала мне смыть композицию. Непросто принять решение смыть почти готовую композицию, когда до сдачи работ, до государственной приемки остаются считанные дни. Но я знал, что моя наставница права, и смыл. Напомню, что краски «Vallejo» обращаемые. Получилось хорошо – пигменты проникли глубоко в штукатурку и оставили акварельный след, по которому легко было писать, изучив композицию изнутри. Дополнительно нам удалось найти цветовое решение одежд Иисуса Христа. Имея красно-зеленый подклад, они были прописаны белым – цветом Преображения. Это усилило вертикаль, выделило фигуру и наполнило ее светом.

11. Морской собор в Кронштадте Государственная приемка объекта

11. Морской собор в Кронштадте
Государственная приемка объекта

Работа реконструктора требует учета максимально большого количества точек зрения. Интегрировать их, не разрушив творческого посыла, – задача из непростых. Думаю, что основой ее решения является общее желание сделать лучше, аккумулировать находки, создать благожелательную обстановку при работе. Конфликтов на стройке трудно избежать, но они должны укладываться в творческий процесс. В нашем случае это удалось. Нельзя также забывать, что последнее слово остается за автором реконструкции, который должен уметь отстоять свою позицию.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Символика икон // Азбука веры : ведущий православный интернет-портал. [URL]: https://azbyka.ru/shemy/simvolika-ikon.shtml (дата обращения 29.08.2017).

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Болотов И. В. Никольский Морской собор в Кронштадте. Опыт реконструкции стенописи // Научные труды. Вып. 42. Художественное образование. Сохранение культурного наследия. Июль/сентябрь. 2017 : Сб. статей / Науч. ред. В.А. Могилевцев, В.С. Песиков, сост. А.В.Чувин, Е.М.Елизарова. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2017. 260 с. C. 169–187.


Если Вы заметите какую-нибудь ошибку или неточность, просим сообщить об этом администратору сайта.



Оставить комментарий

Чтобы разместить комментарий, необходимо заполнить маленькую форму ниже.
Просим соблюдать правила культурного общения.




Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Если Вам не распознать буквы и цифры кода,
просто обновите код.



Комментарии (0)