На главную Почта Поиск Каталог

ИЗДАТЕЛЬСТВО
Института
имени И. Е. Репина

Новости издательства

13.04.2017

Василий Звонцов. Графика. Каталог выставки к 100-летию со дня рождения

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Каталог работ выдающегося художника-графика Василия Михайловича Звонцова, преподавателя графического факультета Института имени И. Е. Репина, издан к выставке, посвященной 100-летию со дня рождения мастера.

Подробнее


12.12.2016

Справочник выпускников 2014

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел традиционный Справочник выпускников Института имени И.Е.Репина 2014 года.

Подробнее


01.11.2016

Проблемы развития зарубежного искусства. Великобритания. Нидерланды. Ч. I.

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Подробнее


05.07.2016

Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел очередной сборник Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства. Апрель/июнь.

Подробнее


24.02.2016

Сoхранение культурного наследия. Исследования и реставрация

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел обширнейший сборник научных статей, посвященный исследованиям и реставрации архитектурных, письменных, живописных, скульптурных и иных памятников и музейных предметов.

Подробнее


Кутейникова Н.С. Александр Кривонос. Материалы к истории мастерской монументальной живописи Института имени И.Е.Репина, творчеству ее выпускников

Ссылка на источник
Кутейникова Н.С. Александр Кривонос. Материалы к истории мастерской монументальной живописи Института имени И.Е.Репина, творчеству ее выпускников // Научные труды. Вып. 32. Проблемы развития отечественного искусства. Январь/март : Сб. статей / Науч. ред. В. А. Леняшин, сост. О. А. Резницкая, А. И. Шаманькова. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2015. 356 с. C. 291-301.


УДК 7.071.1(092)+75.052"20"

Кутейникова Н.С.

Санкт-Петербургский государственный академический
институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина.
живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина.
Профессор кафедры русского искусства.
Кандидат искусствоведения, профессор, член-корреспондент РАХ;
член Союза художников России и Ассоциации искусствоведов (АИС).

Кутейникова Н.С. Александр Кривонос. Материалы к истории мастерской монументальной живописи Института имени И.Е.Репина, творчеству ее выпускников

Александр Кривонос. Материалы к истории мастерской монументальной живописи Института имени И. Е. Репина, творчеству ее выпускников

В статье впервые рассмотрено творчество художника А. Кривоноса, выпускника мастерской монументальной живописи Института имени И. Е. Репина, определены некоторые особенности педагогической практики руководителя мастерской А. А. Мыльникова, реализованные в искусстве этого художника.

Ключевые слова: А. Кривонос; творчество; мастерская; станковая и монументальная живопись; графика; роспись; литография.

Nina Kuteynikova

Alexander Krivonos. Materials for the History of the Monumental Painting Workshop at the Repin Institute and for its Graduates’ Creative Work.

The creative work of A. Krivonos, the graduate of monumental painting workshop at the Repin Institute, is first considered in the article. The author defines some features of pedagogical practice of A. Mylnikov, the head of the workshop, which were realized in Krivonos’s works.

Key words: A. Krivonos; creative work; workshop; easel and monumental painting; graphics; murals; lithography.

«Художник должен постоянно двигаться, впитывать ощущения, искать их» 1, – эти слова Александра Кривоноса в полной мере характеризуют его жизненное и творческое кредо. Его путь в искусстве – путь человека, постоянно ищущего, изучающего, анализирующего художественную природу вещей, историю культуры, искусство мастеров прошлого, достижения своих учителей и товарищей.

Кривонос получил классическое художественное образование в старейшем высшем художественном учебном заведении России – Институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина Российской академии художеств, где позже остался преподавать. С годами он приобрел педагогический опыт, заявил о себе как интересный живописец-станковист и монументалист, энергичный рисовальщик, работал в скульптуре.

Универсализм таланта Кривоноса был развит в мастерской монументальной живописи, которую он успешно окончил в 1999 г. Именно здесь под руководством талантливого педагога, известного живописца России А. А. Мыльникова рождалось у молодого художника понимание назначения искусства во всем многообразии форм его проявления, осознание необходимости осмысления творческого опыта великих мастеров. Здесь же под влиянием художника и педагога А. К. Быстрова сформировался интерес к рисунку, его различным техникам, конструктивным особенностям, постижению сути форм. А. Кривонос с благодарностью вспоминает всех преподавателей, которые способствовали его профессиональному росту: А. Чувина и И. Уралова – на первых курсах, А. Соколова, В. Песикова, С. Репина – в мастерской монументальной живописи. Знакомству с различными техниками и материалами монументального искусства – фреской, мозаикой, витражом и даже керамикой – способствовала ежегодная студенческая практика. Впрочем, осознание роли Учителя и Школы редко приходит в период ученичества или сразу после окончания института. Это появляется и формулируется постепенно по мере взросления и приобретения опыта, о чем свидетельствуют современные рассуждения Кривоноса: «Приходит понимание, что истинный Учитель, его роль – это не просто прививание навыков и объяснение законов изобразительного искусства, но и сопоставление явлений, рассуждение о порядке вещей в этой жизни, о месте художника в этом мире и в итоге – уважение к своей профессии. Как важна культура в малом – чистота палитры, кистей, слаженный подрамник и, развивая дальше, культура отношения к краске, цвету – „пригласите краски на палитру“, композиции – так и определяется и вырабатывается порядок в голове, очищаются мысли и обозначается отношение к жизни.

Ты понимаешь, что главное не профессиональные навыки и ловкость приемов, не попытка быть оригинальным в искусстве – каждый человек и так оригинален. Его манера ходить и говорить так же индивидуальна, как и твой художественный язык. Воспитай себя – и ты воспитаешь в себе художника. В этом отношении у А. А. Мыльникова был высший счет и к себе, и к другим. Художник должен себя проявить как личность, как мыслитель, а не как ремесленник. Вот главное, что я вынес из общения с моим Учителем и что откликается во мне и подтверждается всей моей жизнью».

Станковая и монументальная живопись Кривоноса преимущественно фигуративна. Однако смысл его произведений далеко не однозначен. Его жанровые сцены, античные или библейские мотивы, пейзажи, портреты обязательно вызывают широкий круг ассоциаций. Художник считает, что «неоднозначность образов и сюжетов – путь к размышлениям». И действительно, художественное произведение должно побуждать к этому. Для Кривоноса важны такие общие и вечные понятия, как Земля, Жизнь, Любовь, Красота, о них он думает. Именно они являются сутью многих его произведений, тем стержнем, который их объединяет и делает искусство этого живописца отличным от других. Это константы его творчества. Они не стесняют художника, не ограничивают его одной единственной художественной манерой. Наоборот, заставляют искать каждый раз новый способ пластического решения. «Нет лишней живописной формы, – считает художник, – она лишь намек на внутреннюю интригу».

Время и пространство в картинах Кривоноса играют особую роль. Их присутствие ощутимо всегда. Они в первую очередь способствуют воплощению идей художника. Для него принципиально важны логика развития изображенного действия, способы освоения пространства холста, его формат, соотношение цветовых масс, активность их звучания. Непрерывность жизни на Земле – сквозная тема одноименной картины Кривоноса. Кажется, диалог ведут времена года: жар летнего солнца и прохлада осени, весеннее тепло пробуждает набухшие почки на деревьях, а холодный ветер – предвестник зимы – срывает последние листья… Мотив жизни, ее непрерывности присутствует и в запечатленных сценах отдыха, свадьбы, хлопотах аиста в гнезде… В этой жизни на земле нет печали – звучно, мажорно звучат краски. Невольно вспоминаются слова великого армянского художника М. Сарьяна о том, какой должна быть палитра художника, как следует ею распоряжаться: «Художник должен смотреть на свою палитру, как на цветник, и уметь обращаться с нею мастерски, как истинный садовник».

Как «истинный садовник», Кривонос умеет увидеть красоту и в самих мотивах-«размышлениях», нередко решенных в неярких, сближенных цветах, словно протяжно звучащих в одной негромкой тональности. Тогда настроение радости отступает. «Возвращение», «Объяли меня воды», «Птицы» – эти картины тоже о жизни, о земле. В них ощущается что-то потаенное, тревожное.

И все-таки буйство ярких цветов, кажется, больше привлекает художника. Они заставляют ощутить те природные, стихийные силы, которыми живут Земля и Люди. В них самих есть нечто мистическое, роковое. Не случайно в числе любимых художников Кривоноса – мастера Возрождения; его привлекают таинственно прекрасный мир Эль Греко и искусство модерна с его изысканностью и загадочностью в творчестве Врубеля и открытостью цвета Петрова-Водкина, а также многих других. Жизнь наполнена красками, и живописец умело пользуется ими, раздвигая границы реальности, создавая свой удивительный, эмоциональный мир. «Палитра холста – не эстетика формы, но обозначение чувства», – утверждает художник.

Тематический круг станковых произведений живописца не однороден. В нем трудно найти повторяющиеся сюжеты. Речь может идти лишь о сходстве таких мотивов, как размышление или движение. Они важны для художника в качестве возможного способа передачи своих ощущений. Импровизация на ту или иную тему, личная интерпретация того или иного сюжета – необходимый инструмент живописца для воплощения понятий Вечных. Его картина «Красный бык» – лишь своеобразное напоминание о древнем мифе о похищении Европы. Еще дальше от мифа отстоит сюжет полотна «Влюбленный Минотавр». Художника интересуют не конкретность событий, а чувства, которые испытывают герои. Страсть, сильная и нежная одновременно, звучит в этих произведениях необычайно убедительно. Содержательная роль цвета здесь имеет решающее, символическое значение.

Мотив размышления – один из любимых художником. Для искусства он далеко не новый. Творчество мастеров России второй половины ХХ в. было буквально «заражено» им. Постепенно его символический подтекст менялся и усложнялся. В произведениях Кривоноса этот мотив всегда сопряжен с поисками смысла жизни, переживаниями («Пустые кувшины», «Два одиночества» и др.).

Другим не менее важным мотивом для художника является движение. Для его передачи Кривонос использует сложные ракурсы, необычные точки зрения. Кажется, что живописец испытывает удовольствие от ощущения скорости полета, падения, преодоления, бега… («Полет», «Упавший» и др). Даже если сюжет картины не предполагает действия, то сам характер композиций привносит в трактовку сюжета динамику, некий скрытый на первый взгляд смысл («Отцовство», «Овощи» и др.). «Мой идеал в искусстве, – определяет художник, – это картина, несущая в себе знаковость и созерцательность, страстность и убедительность одновременно».

Портреты и изображения обнаженной натуры, может быть, более, чем любые другие жанры, выявляют умение художника рисовать в разных техниках и размерах, рисовать свободно и конструктивно одновременно. Однако и здесь художник остается верен себе. Передача внешнего сходства для него не представляет трудности. Задача состоит в другом – в создании портрета-настроения («Смирение», 2014 и др.). Живописные и карандашные портреты Кривоноса – портреты-характеры, портреты людей, которые живут в мире своих переживаний и буквально погружены в них.

Сепия и сангина – наиболее любимые графические материалы художника. Такой выбор понятен: в них изначально заложен цвет, есть возможность его активизировать, широко использовать тональные переходы, наконец, они буквально «заряжены» особыми ощущениями жизни, тепла, красоты. Впрочем, и в литографии Кривоноса привлекает именно это качество («Одиночество», 2013).

Путешествия по России и Европе, преподавательская деятельность в Университете искусств в г. Цзинане, мастер-классы в одном из ведущих институтов искусств Китая – в г. Гуанчжоу нашли отражение в серии пейзажей. Их, как и портреты, можно назвать пейзажами настроений, только настроений самого художника. В этом жанре, как это часто бывает, приоткрывается лирическая сторона личности живописца, его способность сочувствовать и сопереживать природе. В пейзажах, написанных в Старой Ладоге, Кривонос не стремится подчеркнуть уникальность церквей, особенность их архитектуры. Тема его произведений иная: единство природы и храма. В этом состоит, по мнению автора, философия мироощущения человека далеких времен, однако это остается актуальным и сегодня («Старая Ладога. Утро» и др.).

«Китайские» пейзажи – своеобразные путевые заметки. Они – свидетельство не только узнавания новых мест, но и восхищения состояниями природы, ее красотой. Словно бело-сиреневое марево окутывает землю весной в горах, когда цветут деревья («Весна в горах»), и, кажется, тишина объемлет весь мир в картине «Белое солнце».

В Китае Кривонос не только преподает и пишет пейзажи. Его интересуют люди, их обычаи. Реальные сцены из жизни становятся поводом для обобщений. Таковы образы любителя цветов или людей, запускающих воздушных змеев. Картину «Любитель цветов» можно интерпретировать как маленький рассказ о старости и одиночестве, а полотна «Ловцы удачи» или «Безмолвие» («И объяли меня воды») – своеобразные новеллы о жизни. Особое место в «китайской серии» занимает картина «Большой Будда». Каждого, кто побывал в Китае, поражают его статуи. Они заставляют задуматься об этой уникальной личности. Картина Кривоноса – результат подобных размышлений. Здесь три главных героя – бесконечные пространства Земли, необъятные дали неба и огромная фигура Будды, которая, кажется, все остальное отодвигает на второй план. Эта картина – скорее вопрос, чем ответ. Как и в большинстве других произведений художника, изображенное нельзя трактовать однозначно, оно – лишь толчок для раздумий и поисков ответа.

Станковая живопись, несомненно, занимает важное место в творчестве Кривоноса. Однако начало творческого пути художника было отмечено участием в крупномасштабной работе – создании росписей храма Христа Спасителя. Работа продолжалась почти два года (1999–2000) и во многом повлияла на все дальнейшее творчество. Кривонос входил в одну из пяти бригад художников, которые работали в храме. Ему принадлежит роспись части купола южного придела храма «И Слово стало плотью», а также житийная композиция «Торжество Православия». Так же, как и другие участники этого грандиозного проекта, молодой художник испытывал трудности не только профессионального, но и духовного плана. Можно сказать, что именно эта работа заставила задуматься о вечных проблемах Бытия, воспитала чувство ответственности и одновременно умение работать в коллективе. Позднее Кривонос активно участвовал в росписи кафедрального собора Знаменского монастыря в Курске. В конхе храма его кисти принадлежит группа Ангелов, а также изображения двух из двенадцати апостолов.

Несомненной удачей Кривоноса можно считать создание обра­за святого князя Александра Невского (конец 1990-х). Эта самая крупная мозаика на религиозную тему, набранная в Мозаич­ной мастерской Российской академии художеств со времен революции, стала для молодого художника первым опытом работы для православной церкви в таком материале. Сохранив композицию образца, предложенную заказчиком, художник кардинально

изменил цветовое решение, придав образу больше мужественности. По сравнению с прототипом, в мозаике более условный «расклад теней», более декоративное решение. Обобщенность образа соответствует монументальности произведения. На глубоком синего цвета фоне четко выделяется изображение князя в красных одеждах. Эффект столкновения этих двух цветов обеспечивает мозаике, которая находится на стене часовни, хорошую видимость издалека. В мозаике проявились способности художника мыслить в материале. Позднее, уже в станковых произведениях (как мы видели), он не раз будет использовать цвет в качестве важного инструмента образного решения.

Мозаика для Кривоноса является необычайно привлекательным материалом. Здесь в полной мере реализуются его художественные пристрастия: звучность цвета и возможность четкого, ясного рисунка.

Талант рисовальщика Кривоносу посчастливилось проявить в двух частных заказах – росписях стен бассейна аквапарка «Алые паруса» в Москве и ресторана «Иль Палаццо» в Санкт-Петербурге. Эти два примера интересны, так как в них Кривонос смог проявить свои разнообразные способности именно рисовальщика. Вместе с тем в обоих объектах он остается верен своим романтическим устремлением.

В росписях стен в аквапарке по желанию заказчика художник следовал стилистике Альфонса Мухи, знаменитого моравского художника. Замысловатый мир его произведений, буквально завораживающие композиции этого мастера эпохи модерна, загадочность его персонажей, изысканность форм и линий, которые в свое время покорили великую актрису Сару Бернар, оказались близки современному живописцу. На двух фризах художник изобразил подвод­ный мир, где причудливо переплетаются фигуры обнаженных женщин и растений. Тонкое сочетание холодных голубых цветов напоминает изящество цветов и грезы ар нуво. Впрочем, можно найти и еще один прототип стилистики этого произведения – работы романтика Аксели Галлена-Каллелы, значительной фигуры финского модерна. На это указывает большая строгость женских характеров в работе Кривоноса. Роль линии необычайно важна в раскрытии сюжета росписи аквапарка.

В декоре ресторана «Иль Палаццо» Кривонос демонстрирует иной характер рисования, не менее свободного, но обращенного к другим традициям. Само название объекта напомнило художнику об Италии. Здесь так же, как и в аквапарке, сохраняется принцип фризовой композиции. Он умело соотносит архитектурный пейзаж росписи с реальными формами помещения, придавая целостность его пространству. Роспись визуально расширяет пространство зала. Зритель словно попадает на улицы древнего города. Это ощущение рождает не только изображение старой архитектуры, но и материал, в котором она воспроизведена, – соус и сепия. Последовательно развивающегося сюжета в росписи нет. Все изображения – архитектурный пейзаж, фигуры и группы людей, скачущий всадник – импровизации художника на темы старого итальянского рисунка. Это оптимально выразило общую идею оформления ресторана одного из известных дизайнеров Санкт-Петербурга Андрея Дмитриева. Рисунок, то четкий, то неясный, кажется, стертый временем, рождает предчувствие возможных открытий, узнаваний. В монументальном искусстве современной России мы найдем не много таких удачных, интересных решений.

Дважды в своей практике Кривонос обращался к изображению оружия. Особенно ответственным было участие в оформлении аванзала одного из помещений Кремля. Общее решение интерьера принадлежало известному русскому живописцу И. С. Глазунову. Петербургскому художнику впервые в жизни здесь пришлось работать в скульптуре. Два горельефа «Допетровское оружие» и «Оружие петровского времени» не только приоткрыли живописцу некоторые особенности работы в другом виде искусств, но и заставили его внимательно изучить само оружие, те изменения, которые происходили на протяжении времени. Работа над созданием объемных композиций расширила диапазон художественных возможностей А. Кривоноса в монументальном искусстве. Во многом этому способствовал руководитель проекта горельефов Н. Васильев, человек одаренный, с развитым чувством вкуса.

Позднее в росписях сводов «Рыцарского зала» в одном из частных домов художник использовал свои знания оружия. Эти работы убеждают в высоком профессионализме, наличии творческих фантазий, смелости их художественного воплощения, явном творческом потенциале мастера.

2014 г. стал для Кривоноса годом необычайной творческой активности. Он в полной мере отражает постоянство поисков Кривоноса, его стремление найти новые сюжеты, новые композиционные и колористические решения. Кажется, весь накопленный за предыдущий период опыт он торопится реализовать в разнообразных сюжетах своих картин: «Предчувствие. Красный петух», «Песняры», «Кони привередливые…», «Тревога», «Рождение» и многих, многих других. Типажи жанровых сцен и немногочисленные порт­реты свидетельствуют об интересе художника к индивидуальным характеристикам. Он подмечает в жизни позы и жесты людей, мимику лиц и особенности пластики молодых или состарившихся тел, рук. Не только общее композиционное решение и цвет (его роль всегда значительна), но именно позы и жесты людей часто определяют смысловой и интонационный строй картин («Ловцы удачи», «Два одиночества» и др.). Однако какие бы сюжеты ни рождала творческая фантазия Кривоноса, какие характеры ни открывало его искусство, они всегда наполнены, окрашены особым романтическим настроением. Сам художник замечает: «Мое творчество сформировано романтизмом и чувственностью Эль Греко и символизмом Врубеля, воспитанием на постулатах отечественной памяти и жаждой вырваться из однозначности. Мастерство моих учителей в сочетании с таинственными полутонами Питера также дарят моему искусству глубинные переживания и нюансы сопоставлений». Эти рассуждения художника, эта его жажда найти собственный путь в искусстве, собственный язык, замешанный на осмыслении великого прошлого и не менее значимого настоящего, вновь и вновь приводят его к размышлениям об уроках (заветах) своего учителя: «Великим благом для человека, который желает быть профессионалом, является встреча с Учителем, слова и мысли которого станут главными в понимании мира и ремесла. Учитель и его высшая школа определит культуру отношения к своему Делу. Эту основу основ и привил мне мой Учитель Андрей Андреевич Мыльников».

Было бы неверно считать, что все созданное Кривоносом не может быть подвергнуто критике. Конечно, это не так. Но характер его поисков, динамика развития его искусства, динамика и чувства, которыми наполнены и «дышат» его произведения, не могут оставаться не замеченными, не могут не привлекать сами по себе и одновременно напоминать о значении Школы в формировании профессионального художника.

Сегодня работы Кривоноса находятся в частных собраниях России, Америки, Австралии, Швеции, Германии, Новой Зеландии, Кореи, Китая и других стран, а также в музеях Китая.

Примечание

1 Здесь и далее цитируются высказывания А. Кривоноса, записанные автором статьи во время встреч с художником в мастерской. 2013–2014 гг. Архив Н. С. Кутейниковой.