На главную Почта Поиск Каталог

ИЗДАТЕЛЬСТВО
Института
имени И. Е. Репина

Новости издательства

13.04.2017

Василий Звонцов. Графика. Каталог выставки к 100-летию со дня рождения

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Каталог работ выдающегося художника-графика Василия Михайловича Звонцова, преподавателя графического факультета Института имени И. Е. Репина, издан к выставке, посвященной 100-летию со дня рождения мастера.

Подробнее


12.12.2016

Справочник выпускников 2014

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел традиционный Справочник выпускников Института имени И.Е.Репина 2014 года.

Подробнее


01.11.2016

Проблемы развития зарубежного искусства. Великобритания. Нидерланды. Ч. I.

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Подробнее


05.07.2016

Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел очередной сборник Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства. Апрель/июнь.

Подробнее


24.02.2016

Сoхранение культурного наследия. Исследования и реставрация

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел обширнейший сборник научных статей, посвященный исследованиям и реставрации архитектурных, письменных, живописных, скульптурных и иных памятников и музейных предметов.

Подробнее


Корнилова А. А. Влияние немецкой журнальной графики на художественно-эстетическую концепцию журнала «Мир искусства»

Оставить комментарий

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Корнилова А. А. Влияние немецкой журнальной графики на художественно-эстетическую концепцию журнала «Мир искусства» // Проблемы развития зарубежного искусства. Германия-Россия. Ч.II. Материалы Международной научной конференции, посвященной памяти М.В.Доброклонского (24-26 апреля 2012 г.) : Сб. статей / Науч. ред. В.А.Леняшин, Н.М.Леняшина, Н.С.Кутейникова, сост. С.Ю.Верба. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2015. 276 с. C. 172-182.


Корнилова А.А.

Санкт-Петербургский государственный академический
институт живописи, скульптуры и архитектуры
имени И. Е. Репина.
Аспирант кафедры зарубежного искусства
факультета теории и истории искусств.
Искусствовед.

Корнилова А. А. Влияние немецкой журнальной графики на художественно-эстетическую концепцию журнала «Мир искусства»

Ключевые слова: журнал «Мир искусства»

Для раскрытия темы данной статьи необходимо определить, что собой представлял журнал-манифест, чем он отличался от «традиционных» периодических изданий, посвященных искусству, и почему журнал-манифест получил столь широкое распространение в Европе и вошел как высокохудожественное явление в историю изобразительного искусства.

Говоря о журналах-манифестах, прежде всего следует дать определение этому яркому и показательному явлению, возникшему в культуре европейского пространства на рубеже XIX–XX вв.

Журнал-манифест по своей сути – это теоретическое изложение принципов нового искусства, оформление и декларирование новых эстетических основ и художественных программ, а также их позиционирование с помощью иллюстративного ряда и декоративного оформления, соответствующего стилистическим приемам модерна. Содержание журнала-манифеста определялось в основном символистским и импрессионистическим характером в публицистике, художественной критике, философии, литературе. Кроме того, необходимо добавить, что сама концепция журнала-манифеста кардинально отличалась от того, что предлагали читателю аналогичные периодические издания старого типа, изменились и подход к изданию, и подача его публике. Новый тип журнала возник как отклик на исторические изменения и послужил закономерному развитию книгопечатного дела после длительного общеевропейского кризиса1.

Говоря о журналах нового типа, важно указать хронологические рамки их существования, определить периоды развития и отметить их географические истоки. Условно можно выделить два «периода», или две «волны», развития журналов-манифестов. Первый представлен такими журналами, как английские «Studio», «Yellow Book» и «Savoy», французский журнал «La Revue blanche» и голландский «Van Nu en Straks», время появления которых приходится на самый конец 80-х – начало 90-х гг. XIX в., а расцвет – на первую половину 90-х гг. Русские и немецкие журналы, в большом количестве возникшие во второй половине – конце 90-х гг. XIX в. и продолжившие свое существование в ХХ в., представляют «вторую волну» расцвета журналов-манифестов.

Журналы первого периода признаны мировым искусствоведением идеальными образцами журнала «нового типа» и являются наиболее широко известными и изученными, в отличие от русских и немецких журналов-манифестов2.

Отличительными чертами французских и английских журналов были:

– Высокий художественный уровень (в годы расцвета), так как теоретизация и популяризация принципов нового искусства была невозможна без соответствующего оформления, без примеров, подтверждающих его значимость и ценность.

– Почти исключительная ориентация на модерн в пропаганде нового искусства3.

– Презентация художественного журнала как элитарного издания, что способствовало не только повышению интереса к новому искусству и его статуса, но и вывело сам тип этого периодического издания на новый уровень.

Однако довольно быстро произошло переориентирование журналов «первого периода» на популярность и массового потребителя, из-за чего возникло резкое падение качества печати. Это повлекло за собой закономерное снижение художественного уровня журнала, о чем свидетельствует тот факт, что уже во второй половине 90-х гг. XIX в. реклама занимает половину, а то и более, объема страниц.

Русские и немецкие журналы-манифесты сближает несколько тождественных принципов, отличающих их от аналогичных изданий «первой волны»:

– Время появления и существования (со второй половины 1890-х гг. по 1910-е гг., а в рассматриваемый период это не малый промежуток времени, так как он характеризуется невероятными по своей насыщенности художественными событиями) [4, с. 12].

– Иное восприятие самого «нового искусства»: не только модерн пропагандируется на страницах русских и немецких журналов, но под новым искусством подразумевается все то, что не соответствует официальному или академическому искусству.

– Более усложненная структура тематической дифференциации журналов, пропагандировавших новое искусство: журналы, посвященные «новому искусству» вообще («Jugend», «Pan», «Мир искусства», «Золотое руно»), символистские журналы, где превалирует литературная составляющая («Весы», «Die Blatte», «Insel»), журналы политической и социальной сатиры («Simplicissimus», «Жупел», «Сатирикон»), журналы нового типа, посвященные декоративному искусству («Художественные сокровища России», «Deutsche Kunst und Dekoration»).

– Обращение к народному искусству, к искусству прошлых эпох, а также их «возрождение» является одним из программных пунктов журналов (в отличие от французских и английских, где данная тема затрагивается лишь в отдельных, не регулярных рубриках, ей посвященных).

– Наконец, более свободная ориентация как на потребителя, так и на материал, но сознательное удержание журнала в качестве элитарного издания, рассчитанного на определенный круг культурной элиты.

«Мир искусства» – журнал, который можно назвать одним из последних журналов-манифестов, вне разделения на русские и иностранные, так как он был решен согласно принципам модерна в своем художественном оформлении и с самого своего зарождения до закрытия сохранял эстетику журнала нового типа. Каковы же были его художественно-эстетические ориентиры?

В своих воспоминаниях, мемуарах и многочисленных «переписках» А. Бенуа не раз упоминал о том, что «„Мир искусства“ ближе <…> немецким журналам, нежели французским и английским» [2, с. 32–38]. Думается, что здесь имеются в виду не столько какие-то прямые культурные связи, сколько опосредованные художественно-эстетические ориентиры, которые сближали русские и немецкие издания.

Говоря о русских и немецких журналах как о журналах «второй волны», важно подчеркнуть такой момент: далеко не все они поддерживали эстетику модерна сознательно, хотя во многом ей соответствовали. Показательными в этом отношении являются русский журнал «Мир искусства» и немецкий «Jugend».

Модерн в русском изобразительном искусстве в первую очередь ассоциируется именно с объединением «Мир искусства», в его первый период существования, и одноименным печатным изданием. Сами мирискусники крайне скептически относились к модерну, о чем свидетельствуют слова, сказанные Сергеем Дягилевым: «perpetuum mobile из нарциссов того и гляди вас захватит и начнет душить» [1, с. 46]. Александр Бенуа, а вслед за ним и другие, восторгаясь Пюви де Шаванном, Арнольдом Беклином, довольно быстро потеряли к ним интерес, а иногда весьма критично о них отзывались. Даже работы Льва Бакста для журнала «Мир искусства», которые по своему языку напрямую отсылают нас к графике О. Бердсли, тем не менее кажутся нарочито брутальными по сравнению с произведениями английского художника. В таком противопоставлении можно видеть как интерес Бакста к древнегреческой архаике, так и определенную иронию по отношению к Бердсли, а иногда и откровенную «юмореску» на него. В таком аспекте творчество Л. Бакста отражает неприкрытое желание мир­искусников показать отличие своего журнала от идеальных европейских образцов журнального модерна. Почти все мирискусники с большой настороженностью относились к модерну, справедливо видя в нем опасность «опошления», и испытывали пиетет к импрессионистам4. Эскиз для первого сдвоенного программного номера журнала, вышедшего в ноябре 1898 г., разработал Константин Коровин, признанный мастер русского импрессионизма.

Практически такая же ситуация складывается и в немецком искусстве, когда журнал «Jugend» (Jugend букв. с нем. – молодость) дает название немецкому варианту стиля модерн – югендстилю (der Jugendstil). Между тем «Jugend», являясь, безусловно, журналом-манифестом, отнюдь не пропагандировал на своих страницах стиль модерн, а скорее – «Мюнхенский сецессион»5, объединение, в которое входили художники, противопоставлявшие себя официальному искусству, но далеко не всегда являвшиеся апологетами модерна. Так, среди тех художников, чьи работы напечатаны в первом, программном номере журнала «Jugend» от 1896 г., были Фридрих Август фон Каульбах и Франц фон Ленбах, входившие в объедение «Аллотрия»6, противопоставившее себя официальному искусству, однако творчество этих художников развивалось в русле традиции мюнхенской школы и к модерну не имело никакого отношения [4, с. 58].

Мюнхенский еженедельник «для искусства и жизни», крайне демократичный по своей концепции, он уже тем самым противо­поставил себя журналам модерна «первой волны», выступая против излишней эстетизированности, превратившейся в некую журнальную «салонность», когда все выглядит красиво, читается приятно, легко и быстро, но стоит дорого. Именно эти качества сотрудники журнала «Jugend» отрицали в аналогичных английских и французских журналах, которые действительно во второй половине 90-х гг. XIX в. становятся не «манифестом», а «салоном».

Журнал «Мир искусства» не отличался подобной установкой на демократичность в определении круга читателей, однако был также открыт для всего нового, что происходило не только в изобразительном искусстве, но и в культурной жизни в общем.

Здесь необходимо подчеркнуть, что для русских и немецких журналов-манифестов в целом характерно разделение на те, что ориентировались на английские и французские аналогичные издания, вкупе образуя некий общеевропейский журнальный мейнстрим, и журналы, чьим программным пунктом стало как раз отмежевание от него и выделение некой собственной спецификации, собственного профиля, что может быть связано с проблемой национальной самоиндификации – проблемой, которую невозможно сбрасывать со счетов, говоря об искусстве России и Германии на рубеже XIX и ХХ вв.

Но все же, почему именно близость «Мира искусства» к немецким журналам подчеркивает А. Бенуа?

Ответ на этот вопрос можно получить из письма Бенуа к Е. К. Четвертинской от 5 июля 1898 г. из Парижа, где он признается, что не видит более смысла в том, чтобы издавать журнал, так как «по самой своей натуре журнал – есть опошление» [1, с. 42]. В это время журналы-манифесты «первой волны» переживали свой упадок: французские превратились в действительную «пошлость» безвкусной пестроты аляповатого декора и примитивного содержания, английские же довели до абсурда рафинированность художественного оформления, одновременно качественно снижая уровень полиграфии, теоретического и художественного материала.

Таким образом, Бенуа, задумывая художественный журнал, изначально предполагал ориентироваться в первую очередь на английские и французские журналы, однако увидел лишь «опошление»7. Но в это же самое время на европейскую художественную арену выходят немецкие журналы-манифесты: «Pan», «Jugend», «Simplicissimus», «Die Blatte», венский «Ver Sacrum». Не зараженные «пошлостью», они внесли свежую струю в развитие журналов-манифестов. Конечно, Бенуа, Дягилев, Философов и другие деятели ядра мирискусников не могли не знать о существовании немецких журналов-манифестов, так как уже выпускались берлинский «Pan» и мюнхенский «Jugend», которые знаменовали собой возникновение «второй волны» развития журналов нового типа8. В эти годы многие деятели будущего «Мира искусства» активно посещали Германию, в первую очередь Мюнхен, так как именно столица Баварии являлась в это время столицей художественной жизни Империи [5, с. 226–227]. Да и сам Бенуа был вхож в дом Георга Хирта, основателя журнала «Jugend», о чем он также пишет в своих «Воспоминаниях» [3].

Обратим наше внимание также на то, что в Германии существовало два основных центра журнальной графики – Мюнхен и Берлин, и именно мюнхенские журналы, видимо, подразумевал Бенуа в своем высказывании.

Если берлинские журналы существовали скорее в русле общеевропейского журнального «мейнстрима», то мюнхенские отличало стремление к отмежеванию от него [6, S. 27]. Это выражалось в попытке придать журналам, при сохранении некоего общего модуля, характерного для журналов-манифестов вообще, определенный «народный» характер. В первую очередь это отразилось в их графическом оформлении, которое «возрождало» ксилографию немецкого Ренессанса (Лукас Кранах-Старший, Ганс Гольбейн), с характерной ей некоторой экспрессивной грубоватостью и использованием лаконичного пятна цвета9. На страницах журнала «Jugend» часто появлялись заметки о немецком искусстве прошлых эпох, в результате этому вопросу посвятили целую рубрику «Ушедшее» («Das Weggehende») [8, S. 32].

Программа «Мира искусства» во многом была связана с «возрождением» традиций народного искусства в художественном оформлении журнала. Более того, превалирующую идею панэстетизма, ради которой в целом и создавали журнал и само объединение, мирискусники видели в том числе и в возрождении национального искусства, а именно забытого искусства Древней Руси.

Какие же немецкие художники сотрудничали с журналом «Мир искусства» или печатались на его страницах, и какие русские художники появлялись на страницах немецких журналов? Среди тех, чьи работы наиболее часто появлялись на страницах «Мира искусства», стоит назвать Томаса Теодора Хайне, Фидуса (Хуго Хёппенер), Ханса Кристиансена, Отто Экмана, Петера Беренса. Сотрудничество мирискусников с немецкими журналами не только состояло в создании иллюстраций для них, но и происходило вне рамок изобразительного искусства. Правда, наиболее тесным это сотрудничество стало во второй половине 1910-х гг., когда на страницах немецких журналов мы можем видеть репродукции и оригинальные работы таких художников, как Константин Сомов, Лев Бакст, Мстислав Добужинский, Иван Билибин. В «Мире искусства» публиковались статьи о творчестве Юлиуса Бирбаума, Георга Хирта, Райнера Марии Рильке, отрывки из произведений Томаса Манна. Среди мирискусников особым уважением пользовался немецкий критик Юлиус Мейер-Грефе. Немецкие журналы печатали русских поэтов-символистов, статьи русских философов Вячеслава Иванова, Василия Розанова, Николая Бердяева, иллюстрации к которым создавали Лев Бакст, Евгений Лансере и др.

Русско-немецкие связи в рамках журнальной графики являются «белым пятном» в русской истории искусств. Между тем этот вопрос представляется весьма важным и весьма занятным, так как такие связи определенно существовали, о чем свидетельствуют и многочисленные упоминания в оригинальных источниках (письма, дневники, мемуары), и сами журналы, на страницах которых можно найти не менее исчерпывающую информацию. Речь идет не только о художественном взаимодействии, но о культурно-эстетическом, так как журналы-манифесты, особенно второго периода развития, представляют собой определенного рода «иллюстрацию» культурной жизни «рубежа веков».

Наиболее тесные взаимоотношения были между «Миром искусства» и мюнхенскими журналами-манифестами, так как Мюнхен в этот период, а именно с середины 90-х гг. XIX в. и вплоть до его конца, стал настоящей столицей культурной жизни Европы. Для российского искусствоведения крайне важным является вопрос о раскрытии русско-немецких культурных связей в рамках журнальной графики, так как это позволит более полно изучать русские журналы как культурно-эстетическое явление в общеевропейском контексте. Однако та же проблема неизученности журналов-манифестов стоит и перед немецкими историками искусства, поскольку они лишь упоминаются в контексте исследования творческой жизни того или иного художника, но не берутся в качестве самостоятельного предмета исследования.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Книга или журнал в XIX в., как правило, печатались не на лучшей бумаге с использованием не лучших клише и в целом рассчитаны были на широкий потребительский круг, что не способствовало тому, чтобы воспринимать их как элитарные издания, имеющие художественную ценность. Журнал-манифест отличался высоким качеством печати, определенным кругом читателей из культурной элиты, и – выработкой новых принципов изложения материала, в основе которых лежало стилистическое единство всех элементов декоративного оформления, рисованного и наборного шрифтов, а также смысловое единство текста и изображения.

2 Английские журналы явились первыми журналами нового типа с полностью оформившейся концепцией. Главной их особенностью можно счесть их художественное оформление, которое полностью подпадает под определение «стиль модерн» и сформировано главным образом Обри Бёрдсли. Во многом, хотя и опосредованно, на сложение художественно-­эстетической концепции журнала повлияла творческая деятельность Уильяма Морриса и движение «Art and crafts». Идеи прерафаэлитов и дендизма выдвигает на страницах журналов Оскар Уайлд в своих статьях, из-за чего журналы быстро переводятся критикой в разряд декадентских [9, S. 100]. Французский журнал «La Revue blanche» появился в 1889 г., за четыре года до первого английского журнала «Studio», но далеко не сразу обрел черты журнала нового типа. В основном только лишь обложка отвечала эстетике модерна, и как таковой программы пропаганды нового искусства не было, лишь к 1903 г. журнал обретает все черты журнала-манифеста, во многом благодаря английским журналам. Большую роль в графическом оформлении этого издания сыграли такие художники, как Пьер Боннар, а также Анри де Тулуз-Лотрек. Французские журналы так до конца и не оторвались от привычной, традиционной формы журнала, очень многие из них, взяв новый принцип декоративного оформления, по сути оставались старыми периодическими изданиями (журнал «Le Rire», нач. изд. в 1878 г.) или представляли новую «реконструкцию» старого издания (журнал «Amusant», нач. изд. в 1897 г.). Определенной, характерной чертой французских журналов нового типа является их остросатирический характер, а также большое место в них отводится декоративному оформлению с доминированием цвета и иллюстрациями карикатурного плана.

3 Между тем такая дифференциация в рамках периодического издания данного типа не вполне оправдана, ведь слишком многие явления, течения и направления в искусстве рубежа веков сосуществовали в одном временном пространстве и развивались параллельно.

4 А. Бенуа в переписке с С. Дягилевым, когда тот совершал «Grand tour» по Европе, дабы ознакомиться с лучшими образцами современного изобразительного искусства, настойчиво просил последнего внимательно изучить творчество Клода Моне, Эдгара Дега, Пьера Боннара и Адольфа Менцеля, Франца фон Ленбаха и Ганса Бартельса.

5 «Сецессион» (нем. Sezession – отделение) – объединение, основанное впервые в Мюнхене в 1892 г. в противовес официальному академическому искусству и создавшее собственную выставочную организацию. Основан Францем фон Штуком и Фрицем фон Уде. В 1897 г. появляется «Венский сецессион», сгруппировавший представителей австрийского «модерна», который получил название «сецессионстиль» («стиль сецессион», Sezessionsstil). Ядром «Венского сецессиона» стал журнал «Вер сакрум» («Ver Sacrum», основан в 1898 г.), бывший также органом австрийского литературного символизма (эссе Г. фон Гофмансталя, стихи Р. М. Рильке); главой и ведущим мастером в области живописи являлся Густав Климт. «Берлинский сецессион», созданный в 1899 г., объединял в основном художников немецкого импрессионизма (первый президент общества – Макс Либерман). В 1906 г. общество распалось на «Новый Берлинский сецессион», руководимый Ловисом Коринтом, и «Свободный сецессион» во главе с Либерманом [7, S. 108].

6 Allotria букв. с греч. – посторонние предметы (дела).

7 Однако совершенно неправильно отождествлять негативное отношение А. Бенуа к французским и английским журналам с его отношением к современному ему искусству этих стран в целом. Наоборот, о вкусах и интересах Бенуа свидетельствует его письмо к С. Дягилеву от 8/17 ноября 1896 г. из Парижа, в котором он выдвигает свой «символ веры», то есть те ориентиры в искусстве, которых сам Бенуа придерживается [1, с. 17].

8 «Pan» возник в 1895 г., то есть за три года до «Мира искусства». «Jugend» же появился на год позже, чем «Pan».

9 Интерес к творчеству этих мастеров не случаен; еще на Между­народной выставке 1876 г., проходившей в мюнхенском Glass Palast («Стеклянный дворец»), на которой были представлены произведения немецкого декоративно-прикладного искусства и книжной миниатюры периода готики и Возрождения, впервые экспонировались ксилография Л. Кранаха-Старшего, цветная ксилография Г. Гольбейна и гравюры А. Дюрера. Эта выставка во многом послужила толчком к развитию книгопечатного дела в Германии и интересу к изучению и возрождению уже забытых национальных художественных традиций.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. А. Бенуа и его адресаты. Переписка с С. Дягилевым (1893–1928) / А. Н. Бенуа, С. П. Дягилев; сост., подгот. текста и коммент. И. И. Выдрина. СПб.: Сад искусств, 2003.

2. Бенуа А. Н. Мои воспоминания. В 5 кн. Кн. 4. М.,1980.

3. Бенуа А. Н. Путешествие по Германии // Бенуа А. Н. Живопись, воспоминания, размышления. Гл. 20 / Александр Бенуа : Сайт, посвященный жизни и творчеству А. Н. Бенуа. [URL]: http://www.benua.su/book_2_g20_1/.

4. Сарабьянов Д. Модерн: история стиля. М., Галарт, 2001

5. Фар-Беккер Г. Искусство модерна. Konneman, 2003

6. Barge H. Geschischte der Buchdruckerkunst von ihren Anfangen bis zur Gegenwart. Leipzig, 1940.

7. Die Munchner Schule. 1850-1914 Katalog der ausstellung. München, 1972.

8. Hamman R., Hermand J. Deutsche Kunst und Kultur von der Grunderzeit bis zu expressionismus. Band 4: Stilkunst um 1900. Berlin, 1967.

9. Hofstatter H. Geschichte der europaischen Jugendstilmalerei. Köln: Du Mont Schauberg, 1903.

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Корнилова А. А. Влияние немецкой журнальной графики на художественно-эстетическую концепцию журнала «Мир искусства» // Проблемы развития зарубежного искусства. Германия-Россия. Ч.II. Материалы Международной научной конференции, посвященной памяти М.В.Доброклонского (24-26 апреля 2012 г.) : Сб. статей / Науч. ред. В.А.Леняшин, Н.М.Леняшина, Н.С.Кутейникова, сост. С.Ю.Верба. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2015. 276 с. C. 172-182.


Если Вы заметите какую-нибудь ошибку или неточность, просим сообщить об этом администратору сайта.


Оставить комментарий

Чтобы разместить комментарий, необходимо заполнить маленькую форму ниже.
Просим соблюдать правила культурного общения.


Добавление комментариев закрыто.


Комментарии (0)