На главную Почта Поиск Каталог

ИЗДАТЕЛЬСТВО
Института
имени И. Е. Репина

Новости издательства

13.04.2017

Василий Звонцов. Графика. Каталог выставки к 100-летию со дня рождения

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Каталог работ выдающегося художника-графика Василия Михайловича Звонцова, преподавателя графического факультета Института имени И. Е. Репина, издан к выставке, посвященной 100-летию со дня рождения мастера.

Подробнее


12.12.2016

Справочник выпускников 2014

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел традиционный Справочник выпускников Института имени И.Е.Репина 2014 года.

Подробнее


01.11.2016

Проблемы развития зарубежного искусства. Великобритания. Нидерланды. Ч. I.

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Подробнее


05.07.2016

Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел очередной сборник Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства. Апрель/июнь.

Подробнее


24.02.2016

Сoхранение культурного наследия. Исследования и реставрация

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел обширнейший сборник научных статей, посвященный исследованиям и реставрации архитектурных, письменных, живописных, скульптурных и иных памятников и музейных предметов.

Подробнее


Жералдо Ж. Восприятие немецкого искусства в творчестве бразильского художника Кандидо Портинари

Оставить комментарий

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Жералдо Ж. Восприятие немецкого искусства в творчестве бразильского художника Кандидо Портинари // Проблемы развития зарубежного искусства. Германия-Россия. Ч.II. Материалы Международной научной конференции, посвященной памяти М.В.Доброклонского (24-26 апреля 2012 г.) : Сб. статей / Науч. ред. В.А.Леняшин, Н.М.Леняшина, Н.С.Кутейникова, сост. С.Ю.Верба. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2015. 276 с. C. 236-244.


Жералдо Ж.

Санкт-Петербургский государственный академический
институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина.
Аспирант кафедры зарубежного искусства
факультета теории и истории искусств.
Искусствовед

Жералдо Ж. Восприятие немецкого искусства в творчестве бразильского художника Кандидо Портинари

Ключевые слова: бразильская живопись

Когда в 1816 г. художественная миссия из Европы прибыла к берегам Бразилии, кроме французских мастеров в ее составе было немало представителей немецкой и австрийской художественной школы. Художники из Германии сопровождали первооткрывателей экзотического мира Латинской Америки в XVI – XVIII вв., научные экспедиции в XIX в., приезжали по приглашению высокопоставленных государственных деятелей. Первые гравюры с изображением новых земель и их обитателей (книга немца Ханса Штадена; карты, с нанесенными на них территориями в окружении искусно сгруппированных фигур индейцев, необычных натюрмортов и диковинных животных) быстро распространялись по всей Европе, вызывая всеобщий интерес. По стране среди непроходимых зарослей «путешественники продвигались, следуя руслам рек» [8]. Среди голландцев, в эпоху открытий основавших под руководством немецкого принца Иоганна Морица Нассау-Зигенского свой центр в Ресифе со столицей в Пернамбуко, особенно выделялись художники Франс Пост и Альберт Эккоут. Вместе с ними работали немцы: Захариас Вагнер, создававший книгу о бразильской фауне; Джордж Макграф (иллюстрации для «Истории бразильской природы») и Каспар Шмалкалден (дневник, передавший нам ценные изображения Бразилии той эпохи).

Первое время португальское влияние доминировало в формировании бразильского колониального искусства – маньеризма, барокко, рококо. Художники работали над созданием монастырей и других религиозных объектов, крепостей. И хотя в стране существовали разно­образные религиозные конфессии, большая часть мастеров была португальцами. Среди немецких мастеров, работавших в Бразилии, необходимо отметить Риккардо Пилара. Важно помнить, что в тот период огромное влияние на художников Португалии оказывало искусство Северного Возрождения: эпоха Дюрера совпала с первыми шагами по освоению Бразилии европейцами.

Стоит отметить личность Александра Гумбольдта, который, хотя и не был в Бразилии, повлиял на новую идею объединения художников и ученых в их научных и этнографических экспедициях. Теперь, сопровождая экспедиции, художники «создавали искусство путешественников» [2]: изучали типы индейцев и переселенцев, их быт, богатую природу новых земель, зарисовывали многочисленные виды растений и животных. С известной русской экспедицией Лангсдорфа, немца по-происхождению, по Бразилии путешествовал Иоганн Моритц Ружендас. Немецкий мастер, обучавшийся в Академии Мюнхена, запечатлел характерные типажи и прекрасную природу Бразилии. По возвращении в Европу многие путешественники публиковали свои произведения, созданные в романтическом стиле, в безупречной академической манере. Из Вены в свите принцессы Леопольды прибыл в Рио-де-Жанейро Томас Эндер. Он выполнил огромное количество рисунков, акварелей и гравюр, часть которых была представлена принцу Максимилиану Вильду, путешествовавшему по стране.

В XIX в. началась новая эпоха переселений. «Волны миграции» [8] способствовали появлению целых европейских колоний – итальянских, голландских, немецких. Множество немцев образовали свои поселения на юге и юго-востоке Бразилии. К тому времени уже была создана Академия – Школа изящных искусств в Рио. Неоклассицизм и эклектика имперского периода сформировали основы нового, светского искусства в Бразилии. Среди немецких мастеров особую роль сыграли Жорж Гримм, воспитавший плеяду бразильских художников-пейзажистов, Август Мюллер, Франц Жозеф Фрюбек, Фердинанд Крумбольц, Фредерик Хагедорн, Хенрик Флойс, Эдвард Хильдебрандт. Не менее известны художники немецкого происхождения, проживавшие на территории немецких колоний в Санта-Катарина и Рио-Гранде-ду-Сул, – Жозеф Селлинджер, Аурель Зиммерманн, Жозеф Люценбергер и Петер Вейнгартнер.

В ХХ в. появление новых технологий, преобразование социальной и экономической жизни страны способствовали возникновению в Бразилии модернизма, современного фигуративного и абстрактного искусства, многое изменившего в жизни художников. Кандидо Портинари (1903–1962), работая в начале ХХ столетия, впитал многое из того, что было создано до него, и одновременно ощущал необходимость современного взгляда на задачи искусства.

Немецкая школа привлекала многих бразильских художников и ценителей искусства. Основоположники бразильского модернизма Анита Малфати (1889–1964), Лазарь Сегал (1891–1957), так же как итальянец по происхождению Эрнесто Де Фиори (1884–1945), некоторое время обучались в Германии, восприняв основы немецкого экспрессионизма. К этим именам можно добавить графика Освальда Гоелди, Бюрля Маркса, в формировании которых поездка в Германию сыграла определенную роль.

Для Марио де Андраде, идейного вдохновителя модернистов, коллекционера и близкого друга Портинари, одним из важнейших направлений в собирательстве произведений искусства стала немецкая школа. Его деятельность коллекционера была направлена на приобретение произведений как бразильских модернистов, так и зарубежных, в первую очередь немцев и представителей парижской школы, а также гравюр, в то время мало кого интересовавших в Бразилии. В его коллекции находилась старинная копия Дюрера, произведения художников из Германии: Фридерика Марона, Лазаря Сегала, Хилде Вебера, Джорджа Эрлиха, Филипа Франка, Хенрика фон ден Хоффа, Вильяма Хаарберга, Вилли Якхеля, Кэте Кольвиц, Клауса Рихтера, Ричарда Сивальда, Макса Унольда, Паулы Виммер и др.

Портинари тесно общался как с самим Марио де Андраде, так и с его окружением, в частности с Лазарем Сегалом, который впервые выставился в Бразилии в 1913 г. Как писал позднее Марио де Андраде, «присутствие молодого экспрессиониста было слишком преждевременно для искусства Бразилии, где в то время единодушно доминировал академизм» [7]. Немецкий экспрессионизм серьезно повлиял на формирование творчества Портинари. Созданные в 1955 г. рисунки разъяренного леопарда («Дикое животное», 1955, частное собрание; «Дикие животные», 1955, Галерея современного искусства, Милан), воплощающего ужас пережитой войны, напоминают «Крик» Э. Мунка (1893, Национальная галерея, Осло). Несущиеся всадники смерти («Скачущая смерть», 1955, частное собрание) – «Четырех всадников Апокалипсиса» А. Дюрера (1497–1498, Художественный музей, Карлсруэ).

По возвращении в Бразилию из заграничной поездки (1929–1930) Портинари примыкает к модернизму, поискам новых современных выразительных средств. Вместе с тем его привлекает остросоциальная тематика, а также не оставляет возникшее еще в Париже желание портретировать всю Бразилию.

«На холсте и огромных фресках,

Он был первым, кто раскрасил

Наши социальные проблемы!» [1], – будет говориться в песне, посвященной Портинари и исполненной в 1968 г. на карнавале Школы Самбы (Imperio da Tijuca).

Художник ищет новые способы воплощения своих идей и эмоций. Огромные ступни и изломанные руки его многочисленных персонажей должны донести до зрителя чувство невыносимости существования простых людей («Работник на кофейной плантации», 1934, Музей Искусств Ассиза Шатобриана в Сан-Пауло, «Похороны в гамаке», 1944, Музей Искусств Ассиза Шатобриана в Сан-Пауло; «Прачки», 1944, частное собрание). Воплощенные в образах отчаяние и нужда, ежедневная борьба за существование, тяжелая работа – все это взывает к реакции зрителя, ставит перед ним вопросы, от которых не уйти. Он не просто изображает человека определенного социального статуса, а с большой эмоциональной силой передает его внутренний мир. Мир, окружающий его персонажей, созвучен их состоянию. Влияние немецкого искусства, в частности экспрессионизма, несомненно, было здесь основополагающим.

Сильное впечатление на Портинари произвело творчество Матиаса Грюневальда, мастера, творившего на рубеже XV–XVI вв. и существенно повлиявшего на экспрессионистов и сюрреалистов. Портинари неоднократно воспроизводил в своих работах сверхъестественную экзальтацию предшественника немецкого экспрессионизма. «Восхищение немецким художником… было ключевым для экспрессионизма Кандидо Портинари», – пишет исследователь его творчества Якоб Клинтович [3]. Наиболее пронзительные произведения Портинари – «Мигранты» и «Мертвый ребенок» 1944 г. (Музей Искусств Ассиза Шатобриана в Сан-Пауло) – напоминают всемирно известный Изенгеймский алтарь со сценами Распятия и Положения во гроб (1506–1515, музей Унтерлинден, Кольмар). Как и Грюневальд, Портинари практически исключает конкретные детали в пейзаже, воссоздавая гнетущую, трагическую атмосферу: только тяжелое небо и выжженная земля простираются перед нами. Персонажи, обнаженные, с деформированными телами, схожи с лишенными кожи экорше. Художник не раз сталкивался с критикой в свой адрес в связи с использованием языка гротеска, болезненного преувеличения для усиления эмоциональности произведений. Но в работах «Мигранты» и «Мертвый ребенок» такое решение было абсолютно оправдано. Ужасы Второй мировой войны, потрясшие мир, страдания бразильских бедняков изображены в этих картинах с нескрываемым сопереживанием и болью.

Насколько прекрасны сцены «Ангельского концерта» и «Воплощения Христа» Грюневальда, с ярко переданным состоянием неземного счастья и материнской любви, настолько верны этому чувству картины бразильского мастера, посвященные детству и счастливому материнству – «Дениз с кошкой» (1960, частное собрание), «Дети на качелях» (1960, частное собрание), «Праздник Святого Иоанна» (1939, коллекция Константини, Музей Латиноамериканского искусства Буэнос-Айреса, Буенос-Айрес). Портинари использует цветовую гамму, основанную на «энергичных, ярких, светящихся цветах школы светлых тонов, которых требуют тропические пейзажи» [6]. Именно колорит первичен в общем эмоциональном звучании его произведений. Грюневальд, смело использовавший эмоциональные преувеличения и выразительную деформацию, был образцом для бразильского экспрессиониста Портинари. Спустя много лет, во время пребывания во Франции в последний год своей жизни, художник приехал в музей в выходной день и не смог увидеть всемирно известное произведение немецкого гения. Расстроенный, он пытался рассмотреть алтарь через замочную скважину. Под впечатлением этой неудачи Портинари написал сильнейшее по накалу страсти стихотворение «Грюневальд»:

«Мертвый, но все еще

Движущийся, я хотел увидеть тебя. Не важно,

Что они закрыли дверь…» [5].

Переживая тяжелый кризис, депрессию, серьезно подорвавший свое здоровье слишком напряженной работой, мастер в последние годы своей жизни много времени уделял поэзии. Рождение внучки Дениз поддержало пожилого художника, как когда-то рождение сына, и стимулировало новый подъем творческой энергии – многочисленные портреты и композиции с образом Дениз наполнили мастерскую Портинари. Особая любовь художника к изображению детей и семьи сближает его творчество с искусством выдающейся немецкой художницы Кэте Кольвиц.

Группа 1922 г., одним из вдохновителей которой был Марио де Андраде, стала организатором первых выставок, лекций, концертов, посвященных современному искусству в Бразилии. Известно, в частности, что они приглашали на свои конференции Кэте Кольвиц как художницу, затрагивающую остросоциальные проблемы, к которым в своем творчестве одним из первых среди бразильских художников обратился Портинари – к обличению несправедливости, беспросветного настоящего с его бедностью, голодом, смертью, отсутствием достойного будущего. «Portinari – pintor social» – книга, посвященная именно этой стороне искусства Портинари, была издана в 1990 г. Анатерессой Фабриз. Вступивший в коммунистическую партию Бразилии в 1945 г., Портинари был верен своим идеалам до конца жизни.

Исключительная эмоциональность и пугающий надлом произведений Кольвиц находит отклик в работах Портинари. Ее фигуры, застывшие в одиночестве или изогнутые в невероятном напряжении, вытянутые вверх в едином порыве руки персонажей, утратившие красоту женские лица – все это захватывает в искусстве Кольвиц. Растерянные женщины, изображенные Портинари («Мигранты», 1936, Институт обучения бразильцев USP, Коллекция Марио де Андраде, Сан-Пауло; «Беременная мигрантка», 1945, неизвестная коллекция; «Женщина со своим ребенком», 1947, Национальная коллекция Праги), сходны с трагическими материнскими образами немецкой художницы («Хлеба!», 1924; «Городской приют», 1926; «Мать защищает своего ребенка», бронза, 1941–1942). Бразильские матери, потерявшие детей («Мать с мертвым ребенком», 1955, частное собрание), так же безумны в своем горе, как исхудавшая мать в работе «Голод» 1922 года. Подобно Портинари, Кольвиц изображает ребенка, превратившегося в скелет, – жестокий образ, открывающий ужас мира бедняков. Накал страсти, способность сопереживать объединяют художников, так же как стремление не только показать всему миру страдания обездоленных, но и служить своим искусством людям, в жизни которых было так мало счастья.

О светлых моментах в жизни говорят они в других своих произведениях – можно сравнить изображение встречи Мадонны и святой Елизаветы (1941, дом-музей Портинари, Бродовски) Портинари и работу «Мария и Елизавета» 1928 г. Кольвиц. Нежность и психологически сложное взаимодействие двух женских образов наполняют работы обоих авторов. У Портинари сцена полна символического звучания, у Кольвиц она проникнута теплотой и душевностью. Трогательные моменты любви и беззаботного счастья присутствуют в листах Кольвиц «Материнское счастье» (1931) и «Молодая мать» (1925). Портинари наблюдает за играми детей – «Мальчик с ягненком» (1954, частная коллекция), «Мальчики, играющие в чехарду» (1958, частная коллекция); погружаясь в свои детские воспоминания, он заново открывает для себя мир беззаботной детской игры. Он грустит, спрашивая в своем стихотворении:

«Куда ушли

Эти мальчики…» [3].

Серия рисунков «Дети Бродовски» (1946, частные коллекции) открывает портретную галерею маленьких бразильцев. Исполненные в технике, практически исключавшей исправления, они соединяют в себе конструктивность и пластичность непосредственных спонтанных линий и пятен.

Рядом с Портинари работали художники-иммигранты из Германии, дети переселенцев. События Первой мировой войны, появление национал-социализма и последующие трагические события послужили причиной бегства в Бразилию многих немцев. Далекая от Европы страна вновь, как и столетия раньше, принимала переселенцев. Будущего скульптора Франциско Стокинджера (1919–2009) трехлетним ребенком семья в 1922 г. привезла в Бразилию. Среди художников-иммигрантов, современников Потинари, следует отметить художницу Джаниру (1914–1979), работавшую в наивном стиле, дочь австрийца и индейской женщины, она начала художественную карьеру в 1950-е гг. и в 1958 г. получила грант Гугген­хайма в Нью-Йорке; Элизабет Ноблинг (1902–1975), близкую кругу Марио де Андраде, училась в Мюнхене; Хенрик Боезе (1897–1982), ученицу Кэте Кольвиц; Лотаря Шаро (1912–1987), ученика Вальдемара да Косты в Лицее искусств и ремесел; Лескошека (1889–1975), работавшего в Рио-де-Жанейро. Также можно перечислить таких художников, как Франс Вейсман, Хильде Вебер, Аджи Штраус, Вильгельм Веллер, Барбара Шуберт Спанодис, Жерти Саро, Гелиос Аристидес Селлинджер, Ирмгард Лонгман, Леви Вольтер, Хейнц Кен, Элеонора Кох, Адольф Кехлер, Лиза Фикер Хоффман, Тед Дерихс Хилгерс, Адам Фирнекаес, Жизела Эйхбаум, Ханс Доннер, Хейнс Будвег, Эллис Брилл, Хана Хенриетта Брандт, Хансен Баия, Шарлотта Адлерова. Все вместе эти художники экспонировали свои произведения на Биеннале в Сан-Пауло, организовывали выставки немецкого искусства, получали различные премии как в Бразилии, так и за рубежом, объединялись в различные художественные союзы. Портинари, конечно, интересовался творчеством своих современников и был в курсе новых поисков и преобразований.

Несколько учеников Портинари являлись выходцами из Германии. Например, Харри Эльзас (1925–1994), родившийся в Германии и в 1936 г. приехавший в Бразилию. В 21 год Харри познакомился с искусством Лазаря Сегала, затем состоял ассистентом в мастерской Портинари (в том числе и во время создания знаменитого произведения мастера – «Тирадентис»). «Его картины <…> напоминают стиль старых мастеров конца Средневековья в Северной Европе» [4] – «Девушка с книгой» (1970), «Музыканты» (1975), «Добродетели и благородство торговых гениев» (1974) выполнены с точки зрения рисунка в академических традициях, но усложнены использованием аллегорических и символических образов.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что творчество европейских, и в частности немецких, мастеров находит отклик в произведениях художника латиноамериканского континента. С другой стороны, ученики самого Портинари, в прошлом выходцы из Германии, испытывают влияние его индивидуальности. Эти сложные взаимодействия культур являются необходимой составляющей бразильского искусства ХХ в.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Callado A. Retrato de Portinari. 3.ed. rev. Rio de Janeiro : Jorge Zahar Editor, 2003.

2. Diener P., Costa M. de F. A America de Rugendas : obras е documentos. Sao Paulo : Estacao Liberdade : Kosmos, 1999.

3. Klintowitz J. Museu Casa de Portinari. Brodowski. Projeto editorial – Jacob Klintowitz.

4. Pfeiffer W. Artistas alemaes e o Brasil. Sao Paulo : Empresa das Artes, 1995.

5. Portinari C. [Poemas: dezoito: Texto para radio]. [S. I.]. 1961.

6. Portinari J. C. Portinari, Candido: catalogo raisonne. Rio de Janeiro. Projeto Portinari. 5 v. 2004.

7. Sacramento E. 30 artistas brasileiros na colecao do Bancocidade. Sao Paulo : QSP-Quantum Satis Propaganda, 1995.

8. Tirapeli P. Arte imperial: do neoclassico ao ecletismo – seculo 19. Sao Paulo : Companha Editora Nacional, 2006.

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Жералдо Ж. Восприятие немецкого искусства в творчестве бразильского художника Кандидо Портинари // Проблемы развития зарубежного искусства. Германия-Россия. Ч.II. Материалы Международной научной конференции, посвященной памяти М.В.Доброклонского (24-26 апреля 2012 г.) : Сб. статей / Науч. ред. В.А.Леняшин, Н.М.Леняшина, Н.С.Кутейникова, сост. С.Ю.Верба. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2015. 276 с. C. 236-244.


Если Вы заметите какую-нибудь ошибку или неточность, просим сообщить об этом администратору сайта.


Оставить комментарий

Чтобы разместить комментарий, необходимо заполнить маленькую форму ниже.
Просим соблюдать правила культурного общения.


Добавление комментариев закрыто.


Комментарии (0)