На главную Почта Поиск Каталог

ИЗДАТЕЛЬСТВО
Института
имени И. Е. Репина

Новости издательства

13.04.2017

Василий Звонцов. Графика. Каталог выставки к 100-летию со дня рождения

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Каталог работ выдающегося художника-графика Василия Михайловича Звонцова, преподавателя графического факультета Института имени И. Е. Репина, издан к выставке, посвященной 100-летию со дня рождения мастера.

Подробнее


12.12.2016

Справочник выпускников 2014

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел традиционный Справочник выпускников Института имени И.Е.Репина 2014 года.

Подробнее


01.11.2016

Проблемы развития зарубежного искусства. Великобритания. Нидерланды. Ч. I.

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Подробнее


05.07.2016

Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел очередной сборник Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства. Апрель/июнь.

Подробнее


24.02.2016

Сoхранение культурного наследия. Исследования и реставрация

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел обширнейший сборник научных статей, посвященный исследованиям и реставрации архитектурных, письменных, живописных, скульптурных и иных памятников и музейных предметов.

Подробнее


Филимонова Ю. А. Монарх в искусстве. Фридрих Великий и Людовик XIV. Сан-Суси и Версаль

Оставить комментарий

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Филимонова Ю. А. Монарх в искусстве. Фридрих Великий и Людовик XIV. Сан-Суси и Версаль // Проблемы развития зарубежного искусства. Германия-Россия. Ч.II. Материалы Международной научной конференции, посвященной памяти М.В.Доброклонского (24-26 апреля 2012 г.) : Сб. статей / Науч. ред. В.А.Леняшин, Н.М.Леняшина, Н.С.Кутейникова, сост. С.Ю.Верба. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2015. 276 с. C. 77-86.


Филимонова Ю.А.

Санкт-Петербургский государственный академический
институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина.
Аспирант кафедры зарубежного искусства
факультета теории и истории искусств.
Искусствовед.

Филимонова Ю. А. Монарх в искусстве. Фридрих Великий и Людовик XIV. Сан-Суси и Версаль

Ключевые слова: Фридрих Великий,Людовик XIV,Сан-Суси,Версаль

Фридрих Великий – Сан-Суси

Резиденция, которую монарх строит в период своего правления, в значительной мере отражает его мировоззрение, его желание быть определенным образом воспринимаемым окружающими и просто отвечает его потребностям. Сан-Суси (от фр. sans souci – без забот) уже в названии дает нам расшифровку своего предназначения. Это был загородный дворец, где на недолгое время традиционными занятиями Фридриха Великого становились философия, музыка и поэзия. Здесь король изолировался от внешнего мира в обществе людей, никак не связанных с расстановкой сил на европейской карте. Его окружение составляли писатели, поэты, мыслители и композиторы. Фридрих лично облюбовал место для будущего дворца. Много путешествуя по своей стране, он обратил внимание на холм, некогда окруженный дубовыми рощами, которые были вырублены на укрепительные нужды еще по приказу его отца. На вершине король распорядился построить дворец, а пустынный пейзаж оживить виноградными террасами. Фридрих Великий принимал активнейшее участие в создании новой резиденции, в том числе самостоятельно рисовал эскизы основного здания. Сан-Суси часто называют «Прусским Версалем», и это не удивительно, так как к середине XVIII в. Версаль являлся образцом для всех европейских королевских резиденций. Но Сан-Суси избежал участи стать безликой копией. Над обликом дворца трудились в основном местные мастера, сумевшие создать образец нового направления в немецкой архитектуре – «потсдамского рококо».

Не обладая честолюбием и непозволительной расточительностью «короля-солнце», Фридрих задумал Сан-Суси более скромной постройкой, хотя за основу и была взята французская схема организации пространства. Одноэтажный вытянутый дворец с двенадцатью высокими окнами, которые одновременно являлись и дверьми, органично вписался в новый ландшафт. Расположенный на одном уровне с виноградниками дворец словно «утопал» в зелени. Фасады здания украшали колонны и скульптуры, в прилегающем парке звенели фонтаны. И если иконография скульптур в Версале повествовала о героических подвигах и культе Аполлона, с которым принято отождествлять личность Людовика XIV, то, казалось бы, Фридрих Великий должен был воспевать Марса и Афину. Но «мраморными обитателями» Сан-Суси стали нимфы и сатиры. Помимо дворца на территории Сан-Суси располагались Оранжерея, Китайский павильон, Римские термы. Интерьер дворца был выдержан в стиле рококо и классицизма. Мраморные колонны внутри повторяли колонны снаружи, а орнаментальные росписи виноградных лоз, переплетающихся с музыкальными инструментами, вторили пейзажу за окнами и наглядно демонстрировали предпочтения короля в искусстве. С высоты расписного плафона всех входящих приветствовала богиня Флора, в Мраморном зале располагалась скульптурная группа, изображающая Архитектуру, Музыку, Живопись, Ваяние и Астрономию. Король любил читать. Это пристрастие способствовало тому, что библиотека в Сан-Суси занимала особое место. На полках в большинстве случаев располагались французские книги, к которым Фридрих с юности тайком от отца проявлял огромный интерес. Библиотека составляла часть ансамбля Апартаментов короля, которые также включали в себя спальню, зал для аудиенций, кабинет и прекрасный концертный зал, являющийся смысловым центром всего дворца. Именно здесь, в одном из красивейших интерьеров эпохи рококо, король ежедневно в течение нескольких часов практиковался в игре на флейте и сочинительстве в компании персонажей из «Метамарфоз» Овидия, которые использовались для живописного оформления зала. Вообще, живописи король уделял исключительное внимание. Известны поездки Фридриха Великого во Францию с целью покупки произведений искусства, когда он, выдавая себя за простолюдина, приобретал произведения искусства без «наценки за титул». Таким образом во дворец попадут прекрасные полотна кисти французских мастеров: Ватто, Патера, Ланкре и др. Все эти произведения разместились в Малой галерее в Сан-Суси. В нишах стояли скульптуры, в основном из коллекции кардинала Полиньяка.

Правление Фридриха Великого воплотило в себе идею просвещенного абсолютизма, которая проповедовала союз монарха и философа. Прусский король придерживался этих идеалов, во всяком случае, в мирное время. Он возобновил деятельность Берлинской академии наук и освободил многих опальных ученых; построил в Берлине один из самых красивейших оперных театров в Европе, вел активную переписку с лучшими «умами» своей эпохи, в том числе и с Вольтером, который в свою очередь гостил у Фридриха в Сан-Суси. Удачные военные походы способствовали притоку средств в казну и позволили монарху провести ряд реформ, нацеленных на культурное преобразование страны: «В восемь дней я кончил больше дел, чем комиссионеры дома „Австрия“ наделали их в восемь лет. И почти все мне удалось довольно счастливо. Я исполнил все, чего требовала честь моего народа, теперь приступаю к тому, чего требует его счастье. Пока в моем мозгу одни счеты да цифры, но по возвращении я выброшу весь этот вздор из головы, чтобы наполнить ее чем-нибудь лучшим» [2]. Двор, привыкший к строгой экономии, проводит череду блестящих празднеств, которые способствуют созданию репутации Фридриха Великого как процветающего монарха: «Это было великолепное зрелище для людей тщеславных, то есть почти для всех, которые видели его за столом, окруженного тридцатью принцами, обедающим на прекраснейшей в Европе золотой посуде, тогда как тридцать красивых пажей и столько же скороходов в роскошных костюмах несли большие блюда из массивного золота» [1].

Прусский король действительно отвечал представлению о том, каким должен быть просвещенный монарх, а созданный им Сан-Суси стал храмом науки и искусств, где старательный исполнитель и гостеприимный хозяин Фридрих Великий изредка скрывался от тягот военных походов и сражений.

Людовик XIV – Версаль

Версаль, как и Сан-Суси, отражал личность своего создателя и располагал к приятнейшему времяпрепровождению. Но вот только отличие между Людовиком XIV и Фридрихом Великим состояло в том, что первый, уделяя удовольствиям исключительное внимание, получал от них результат, зачастую превышающий территориальные завоевания. Устраиваемые Людовиком XIV празднества, концерты, балы и пиры становились действенным политическим инструментом. В отличие от скромного Фридриха Великого французский король тяготел к роскоши и своим собственным примером провоцировал весь двор на соответствующий образ жизни. Благодаря реформам, проведенным по инициативе государственного деятеля Жанна Батиста Кольбера, французские мануфактуры начали производить кружево, шелк, ковры, мебель. Это позволило удовлетворить спрос на предметы роскоши внутри страны, а также сделать их желанными для иностранных государств.

В обществе, где скука являлась страшнейшим из грехов, король позволил празднествам стать буднями придворной жизни, которые фиксировались специально созданной службой в гравюрах и восторженных описаниях. Эти документы распространялись в качестве подарков дипломатам в другие страны, чтобы весь мир мог восхищаться великолепием французской монархии. В таком контексте Версаль стал общепризнанным образцом для подражания. Трудно поверить, что еще в начале правления Людовика XIV это было всего лишь место охоты для королевской семьи. В окружении лесов и болот стоял небольшой старомодный замок Людовика XIII, которому ничто не пророчило стать символом всего королевства. Версаль и сегодня поражает своим размахом, бесконечностью открывающейся перспективы и грандиозностью замысла. Он стал наглядным воплощением величия абсолютной монархии. Иконография парка раскрывается благодаря скульптурным ансамблям, украшающим боскеты, партеры и фонтаны: мифы об Аполлоне, Пифийских играх и выдержки из «Метамарфоз» Овидия – эти образы в разное время перекликались с личностью короля. Интерьеры дворца также имели символичное значение: салон Марса, салон Венеры, салон Юпитера. Вся жизнь Людовика XIV проходила на публике. Король рождался, ложился спать, обедал и одевался в окружении придворных, каждый из которых разыгрывал свою мизансцену грандиозного спектакля, где Версаль был прекрасной декорацией.

Людовик XIV в искусстве. Придворный балет

Людовик XIV в отличие от Фридриха Великого известен не своими военными и дипломатическими победами. Он остался в памяти людей как правитель, вплотную связавший свое имя с искусством целой эпохи. В XVII в. власть короля делается неограниченной, а королевский двор становится политическим и культурным центром Франции. Крупнейшие архитекторы, живописцы, скульпторы работали по заказам короля, стремясь придать особый блеск королевскому двору, подчеркнуть этим могущество и престиж королевской власти. Людовик XIV получал в свое подчинение прославляющих его художников, а результаты их деятельности служили величию Франции и утверждению ее ведущей культурной роли. Искусство Франции того времени стало неотделимо от короля. Даже орнаменты на мебели в виде золоченых солнечных дисков и узоры на шелковых тканях в виде лилий − все говорило о монархе. Так что известная фраза, приписываемая Людовику XIV, − «Государство − это я!» – в области искусства становилась особенно актуальной.

В XVII в. танец являлся частью образования дворянина. При дворе танцевали все, что и положило начало такому явлению, как придворный балет, первым примером которого является «Комедийный балет королевы» (1581 г.) Во время правления Людовика XIV спектакли придворного балета достигли наивысшего великолепия. Над созданием балета совместно трудились композиторы, поэты, художники сцены и машинерии. Это был синтез всех существующих искусств. Первые балеты Людовика XIV представляли собой бурлескные спектакли, устраиваемые во время карнавала. Юный Людовик XIV отличался невероятным изяществом, природной грацией и всеми теми качествами, необходимыми для танцора, приковывающего к себе взоры зрителей. Если уж «король-солнце» к чему-то тяготел, то не жалел ни средств, ни усилий для того, чтобы его увлечения стали не просто занятным времяпрепровождением. Он умел воспользоваться своим и чужими талантами, чтобы сделать из этого нечто большее, чтобы его увлечение послужило во славу Франции, во славу короля. Именно благодаря Людовику XIV балет станет французским искусством, а французский язык – официальным языком танца. Танец, как и остальные искусства, выступит в качестве инструмента репрезентации. Этому короля научил еще кардинал Джулио Мазарини. После окончания кровопролитной Фронды (антиправительственные действия во Франции в период с 1648 по 1653 г.) с подачи Мазарини устраивается спектакль «Балет ночи». Это была не только возможность продемонстрировать окончание смуты, но также и наиболее действенный способ напомнить стране о том, что у нее есть правитель, хоть еще и слишком юный. Венценосный подросток покорил всех своим изяще­ством, впервые появившись в ставшем позднее легендарным образе солнца. Мазарини приглашает ему в кордебалет вчерашних врагов – представителей Фронды и их отпрысков во главе с главным оппонентом – принцем Конде. Подчиняясь замыслу спектакля, все они почтительно склоняли головы перед сияющим солнцем. Таким образом с помощью аллегории Мазарини возвращал репутацию короля как властелина своих подданных.

Танцевальный дар Людовика XIV был общепризнанным. Конечно, трудно представить, что в рецензиях того времени кто-то отважился бы утверждать обратное. Но мы вполне можем доверять мнению современников «короля-солнце», исходя из того, что на сцене Людовик всегда находился в окружении не только принцев крови, но и профессиональных танцоров. Выглядеть неловко на фоне виртуозов – такого не мог себе позволить король. Он уйдет с балетных подмостков, когда в основанной им же Академии танца вырастут профессионалы, с которыми тридцатилетнему королю уже будет не под силу соревноваться в мастерстве.

Фридрих Великий в искусстве. Флейта короля

Фридрих Великий рос в атмосфере, чуждой искусству. Его отец Фридрих Вильгельм I воспитывал своих детей в строгости, не допускающей никаких излишеств. Но зато мать, София Доротея Ганноверская, обнаружив в своих детях способности, поощряла их стремление к занятиям музыкой. Фридрих проявлял невероятное усердие в бесконечных репетициях. В юности он занимался на флейте каждый день по нескольку раз. Поездка принца с отцом в Дрезден и посещение дрезденской оперы произведут на него неизгладимое впечатление. Во время этой поездки он познакомится с И. И. Кванцем, который впоследствии станет его наставником и придворным композитором на целых 32 года! Вместе с Кванцем Фридрих напишет книгу с ежедневными упражнениями для игры на флейте, которая будет храниться во всех королевских резиденциях, в том числе и в Сан-Суси. Фридрих Великий оставил целое наследие музыкальных произведений, включающее в себя четыре тома флейтовых концертов и сонат, четыре симфонии, более десятка военных маршей и шесть оперных либретто! Создатель Берлинского театра, он являлся вдохновителем немецкой симфонической школы. Еще до его вступления на престол создается маленькая капелла, в программе которой будут исполняться флейтовые композиции Фридриха. К моменту коронации этот небольшой ансамбль станет основой оркестра Берлинской оперы.

Музыкальный зал в Сан-Суси использовался как основная «площадка» для исполнения королевских концертов. Даже в «беззаботном дворце» король, верный себе, соблюдал строгий распорядок

дня. Его деятельность начиналась около 6 утра, и вплоть до вечера он занимался государственными вопросами. Но между шестью и девятью часами вечера в Музыкальном зале устраивались концерты. Небольшой домашний оркестр состоял из клавира, струнного квартета, струнного баса, фагота и флейты короля. Король играл в оркестре музыку собственного сочинения или произведения Кванца – директора придворной капеллы. Фридрих вел крайне замкнутый образ жизни в Сан-Суси, поэтому случалось, что на вечерних концертах и вовсе не было зрителей. Это не мешало дисциплинированному королю продолжать заведенный порядок. Если слушатели и приглашались, то это были избранные гости Сан-Суси: члены королевской семьи, музыканты, философы, писатели. Придворный композитор Кванц входил в состав оркестра. Когда Фридрих удачно играл пассаж, ему следовало восторженно восклицать, если же трудное место не удавалось монарху – тихонько покашливать. Из-за чего Фридрих шутливо сетовал на простуду Кванца.

По общему мнению, Фридрих превосходно музицировал. И не только потому, что был королем. Его поэзия и философия подвергались сомнению еще при жизни, но вот упрекнуть короля в музыкальном дилетантстве не посмел никто. Даже критические замечания по поводу техники игры указывают на то, что короля оценивали не как любителя. Слушатели спрашивали с него по всей строгости, как с профессионала. И надо сказать, что в большинстве случаев Фридрих Великий блестяще выдерживал подобное сравнение. «Концерт начался с немецкого флейтового концерта, в котором его величество исполнил партию солиста с величайшей точностью; его дыхание было чистым и ровным, его пальцы блестящими и его вкус безупречным и простым. Я был приятно удивлен аккуратностью его исполнения аллегро, так же, как его экспрессией и чувством в адажио. Короче, его исполнение превосходило во многих деталях все, что я когда-либо слышал среди дилетантов или даже профессионалов. Его величество успешно сыграл три длинных и трудных концерта, и все с одинаковым совершенством» [3, p. 31].

Фридрих обладал обширной коллекцией флейт, выполненных в самых разнообразных техниках и богато инкрустированных. В его собрании были инструменты из янтаря, черного дерева, слоновой кости, самшитового дерева. Из своих походов король привозил древесину разнообразных пород, чтобы незаменимый Кванц, изготавливающий флейты, смог опробовать новые материалы. Одним из лучших таких трофеев стало привезенное королем эбеновое дерево – инструмент, созданный из его древесины, принято считать любимой флейтой короля. Из переписки Фридриха выясняется, что каждая королевская флейта была особенной, неповторимой, а сам король имел глубокие познания в технических вопросах создания инструмента. «Кванц должен сделать мне две экстраординарные флейты. Одна – с очень сильным звуком, другая – которая звучит легко и имеет мягкие высокие звуки. Они должны быть готовы к моему возвращению». «Флейты Кванца я попробовал, но они не совсем хороши. Я дал советы, как их улучшить. Отдайте их мне в Берлине, когда я вернусь» [4, S. 8]. Настоящей трагедией стала для Фридриха пришедшая старость, которая лишила его передних зубов и гибкости пальцев. «Когда в начале 1779 года он упаковывал свою флейту перед возвращением в Потсдам, он заметил Францу Бенде: „Мой дорогой Бенда, я теряю своего лучшего друга“» [3, p. 38].

При сравнении двух монархов в контексте созданных ими резиденций за общими фактами можно увидеть, как по-разному они используют собственные способности и культурные достижения своей эпохи. Пожалуй, ни один правитель не достигал такой виртуозности в исполнении, как Фридрих Великий, но также и никакой другой монарх не смог настолько блестяще воплотить в искусстве свое правление, как Людовик XIV.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Отрывки из мемуаров Вольтера о Фридрихе II Великом // Всемирная история в лицах : [Сайт]. [URL]: http://www.vivl.ru/fridrix/memyary.php.

2. Фридрих II Великий. Жизнеописание // Всемирная история в лицах : [Сайт]. [URL]: http://www.vivl.ru/fridrix/fridrix.php.

3. Helm E. Music at Court of Frederic the Great. Norman, 1960. (Цит. по: Старинная музыка: Практика. Аранжировка. Реконструкция: Материалы научно-практической конференции. [URL]: http://www.opentextnn.ru/music/epoch%20/XVIII/?id=3406.)

4. Miiller G. Friedrich der Grosse, seine Floten und sein Flotenspiel. Berlin, 1932. (Цит. по: Старинная музыка: Практика. Аранжировка. Реконструкция: Материалы научно-практической конференции. [URL]: http://www.opentextnn.ru/music/epoch%20/XVIII/?id=3406.)

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Филимонова Ю. А. Монарх в искусстве. Фридрих Великий и Людовик XIV. Сан-Суси и Версаль // Проблемы развития зарубежного искусства. Германия-Россия. Ч.II. Материалы Международной научной конференции, посвященной памяти М.В.Доброклонского (24-26 апреля 2012 г.) : Сб. статей / Науч. ред. В.А.Леняшин, Н.М.Леняшина, Н.С.Кутейникова, сост. С.Ю.Верба. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2015. 276 с. C. 77-86.


Если Вы заметите какую-нибудь ошибку или неточность, просим сообщить об этом администратору сайта.


Оставить комментарий

Чтобы разместить комментарий, необходимо заполнить маленькую форму ниже.
Просим соблюдать правила культурного общения.


Добавление комментариев закрыто.


Комментарии (0)