На главную Почта Поиск Каталог

ИЗДАТЕЛЬСТВО
Института
имени И. Е. Репина

Новости издательства

05.07.2018

Сохранение культурного наследия. Исследования и реставрация

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Выложен в свободный доступ сборник статей, посвященных реставрации и исследованию объектов культурного наследия. Это труды практиков реставрации, ученых, технологов и историков искусства.

Подробнее


13.04.2017

Василий Звонцов. Графика. Каталог выставки к 100-летию со дня рождения

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Каталог работ выдающегося художника-графика Василия Михайловича Звонцова, преподавателя графического факультета Института имени И. Е. Репина, издан к выставке, посвященной 100-летию со дня рождения мастера.

Подробнее


12.12.2016

Справочник выпускников 2014

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел традиционный Справочник выпускников Института имени И.Е.Репина 2014 года.

Подробнее


01.11.2016

Проблемы развития зарубежного искусства. Великобритания. Нидерланды. Ч. I.

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Подробнее


05.07.2016

Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел очередной сборник Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства. Апрель/июнь.

Подробнее


Наумова Т. В. Д. Н. Кардовский и его педагогическая система в свете современного художественного образования

Оставить комментарий

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Наумова Т. В. Д. Н. Кардовский и его педагогическая система в свете современного художественного образования // Современные проблемы академического искусствоведческого образования. Материалы II Международной конференции в рамках V Международного культурного форума. Санкт-Петербург, 1–3 декабря 2016 г. : Сб. статей / Науч. ред. Н. С. Кутейникова, С. М. Грачёва, сост. Н. С. Кутейникова, С. М. Грачёва. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2018. 436 с. C. 317–329.


Наумова Т.В.

Искусствовед, кандидат философских наук, доцент кафедры
истории философии и философии образования
Уральского федерального университета,
Екатеринбург

Д. Н. Кардовский и его педагогическая система в свете современного художественного образования

...То, что мы проделывали с моими учениками,
относится к одной-единственной, вечной группе
изучения нашего профессионального дела на основах
законов природы, вечных, бывших обязательными
и в XV в. и оставшихся таковыми и для XX-го.

Д. Н. Кардовский

В современном художественном образовании постоянно поднимаются вопросы о разных системах обучения, о совершенствовании методов и методик, и прежде всего на первый план выводится роль художника-педагога. В связи с этим обратимся к деятельности одного из талантливых педагогов начала XX в. Д. Н. Кардовского.

Дмитрий Николаевич Кардовский (1866–1943) – художник, иллюстратор литературных произведений, декоратор театральных постановок, один из ведущих педагогов Академии художеств, ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа, Ленинградского ИЖСА, создавший цельный, логически построенный педагогический метод, автор публикаций о европейских мастерах живописи.

Д. Н. Кардовский профессионально начинает заниматься рисованием по окончании юридического факультета Московского университета. В 1892 г. он поступает в Высшее художественное училище при Петербургской Академии художеств. Одновременно он занимается в частной школе профессора П. П. Чистякова. Осно­вы профессионального мастерства, художественный и живописный анализ эрмитажных картин Д. Н. Кардовский тоже получил у П. П. Чистякова. «…Только в мастерской у П. П. Чистякова мне удалось услышать разговоры о форме, о ее построении, о том, что надо работать отношениями… От Павла Петровича Чистякова я услы­шал художественную и живописную оценку и разбор эрмитажных картин, особенно произведений излюбленных им художников: Ван-Дейка, Веронеза и Веласкеса» [7, с. 43].

После двух лет занятий в классах Высшего художественного училища Д. Н. Кардовский был переведен ассистентом в мастерскую профессора И. Е. Репина, который первым отметил педагогические способности своего ученика. Д. Н. Кардовский с увлечением трудился в мастерской И. Е. Репина, наблюдая, как профессор чаще сам брал кисть и учил примером, работая с тем или иным учеником. «Репин больше показывал, чем говорил, но иногда увлекался и рассказывал. … Репин был большой мастер, умел показать, как надо делать, но педагогической системы у него не было…» [7, с. 48–49].

В 1896 г. Д. Н. Кардовский прерывает обучение в Академии с целью расширить свои профессиональные знания:

«…обучение рисунку шло таким образом: сперва срисовывание с оригиналов-рисунков, гравюр, картин, затем с гипсов и только потом – с натуры в натурном классе, где начиналась и живопись… Естественно, что при таком обучении рисунку вырабатывался канон, который и назывался академизмом» [7, с. 39]. Д. Н. Кардовский уезжает в Европу, где посещает знаменитые музеи, знакомясь с работами старых мастеров и современных художников. В Мюнхене в течение четырех лет Д. Н. Кардовский обучается в школе Антона Ажбе (Ашбе) (1862–1905). Известный словенский педагог А. Ажбе был одним из крупнейших художников-педагогов реалистического направления.

Школа А. Ажбе просуществовала четырнадцать лет – с 1891 по 1905 г. О школе А. Ажбе и о его системе обучения мы можем судить по многочисленным воспоминаниям учеников. Также метод А. Ажбе довольно подробно освещается в искусствоведческой литературе [13; 1].

Все ученики, обучавшиеся у А. Ажбе, как правило, принадлежали к разным художественным национальным школам, и задача педагога в этом случае состояла в том, чтобы поначалу определить степень подготовленности своих новых учеников. Поэтому А. Ажбе предоставлял ученикам свободу выбора в той или иной области искусства: это были жанровые сценки из прошлого, бытовые сюжеты или исторические композиции. Также А. Ажбе последовательно воспитывал творческого художника: важно было направить ученика по пути поиска. При этом А. Ажбе учитывал и те знания, умения, навыки учеников, которые они приобрели ранее.

Начиналось обучение с рисунка. Работали над рисунком в школе А. Ажбе чаще всего древесным углем, реже сангиной на французской рубчатой бумаге «энгр». Уголь позволял работать широко, свободно, большими линиями, легко достигались градации светотени.

А. Ажбе приучал своих учеников сразу работать с натурой. Особенно это касалось изображения человеческого тела: изучение анатомии (скелета, мышц лица и тела и т. д.) было обязательным. «Необыкновенное счастье выпало нам на долю – мы могли много и продуктивно работать в школе, а потом, придя вечером домой, еще по Muskelmann’у и учебникам изучать пластическую анатомию…когда профессор Molliert читал этот курс для учеников Баварской Королевской Академии художеств … На лекциях показывались прекрасные анатомические препараты и модели. Когда я приходил после лекций домой и рисовал по фантому, то мне со всей ясностью представлялось во всей реальной подлинности то, что я рисовал – сухожилия, мышцы, кости, фасции и т. д.» [7, с. 68].

Следующий метод А. Ажбе ученики и исследователи его системы называют «принцип шара» (Prinzip der Kugel), который заключается в том, что любая изображаемая поверхность может быть сведена к сочетанию отдельных простых по форме предметов – шар, цилиндр, куб и т. д. Умение построить какое-либо из этих тел позволяет нарисовать любой предмет. Обучавшийся в школе А. Ажбе вместе с Д. Н. Кардовским И. Э. Грабарь в своих воспоминаниях выделяет основные компоненты построения формы на основе «принципа шара»: «…он (Ажбе. – Т. Н.) взял уголь и нарисовал шар, покрыв его общим тоном; затем нанес тень, выбрал рефлекс, отбросил падающую тень и вынул хлебом блик. „Вот в этих пяти элементах заключается весь секрет лепки. Все, что ближе к вам, – светлее, все, что дальше от вас, – темнее; все, что ближе к источнику света, – тоже светлее, что дальше от него, – темнее. Запомните это и применяйте во время рисования: нет ничего проще“ … Целую кучу аналогичных истин мы шаг за шагом узнавали в отношении построения головы и ее деталей – глаза, носа, рта, построения человеческой фигуры и т. п.» [4, с. 120].

«Принцип моделировки» заключал в себе правила конкретизации формы, над которой работает художник. Предметы воспринимаются благодаря свету, который освещает их форму. Поэтому тон является средством в передаче формы, а значит, знание законов освещения шара, цилиндра, куба и т. д. является одним из главных условий грамотного построения рисунка в системе А. Ажбе.

Провозглашал А. Ажбе и принцип так называемой «большой формы». Изобразить форму сразу так, как видит глаз, нельзя. Ее надо привести к простейшему образу (голова может быть представлена в виде шара, шея – в виде цилиндра). Форма предмета строится от крупных частей (например, при работе над головой – это лоб, нос, рот и т. д.), а затем проработка отдельных деталей. И. Э. Грабарь пишет, что А. Ажбе «обращал внимание учеников только на основное, главное, заставляя отбрасывать мелочи. Важны были только «большая линия» и «большая форма» [4, с. 120].

По этому поводу еще один ученик школы А. Ажбе, художник М. В. Добужинский писал: «Новый ученик с самого начала был ошарашиваем корректурой. Он старательно вырисовывал „глазки“, „кудряшки“ и „пальчики“ с ноготками. Ажбе же, взяв толстый кусок угля, безжалостно проводил через всю эту робкую дребедень жирную линию, показывая, как надо прежде всего „строить“ фигуру. Nur mit grossen Linien arbeiten (работать только большими линиями) – это был первый его девиз» [8, с. 149].

Живопись в школе А. Ажбе «начиналась» сразу после работы над «принципом шара». Если в рисунке одним из главных условий было передать тон, светотеневую характеристику предмета, то в живописи ученик ищет не тон, а должен найти верный цвет. Это был «принцип кристаллизации красок», когда краски надо было смешивать не на палитре (что было характерно для академической живописи), а наносить на полотно чистые краски густо широкими кистями в размашистой манере, чтобы в смешении частицы цвета сохраняли свою самостоятельность.

В своих воспоминаниях Д. Н. Кардовский о своих годах обуче­ния писал: «В обстановке чистяковского руководства началось для меня, но уже сознательным путем, дальнейшее постижение закона отношений в живописи и рисунке. Следующим этапом моих познаний в этой области была мастерская И. Е. Репина, который системы преподавания не имел, но, как необычный мастер, знавший очень многое сам, умел очень многое показать действием и конкретным примером… Последний заключительный момент моих познаний этих законов был в школе Ашбэ…» [5, с. 16–17].

Д. Н. Кардовский унаследовал от А. Ажбе ту школу, в которой учитель только передает знания. Д. Н. Кардовский, используя свой цельный, логически выстроенный педагогический метод, в процессе обучения вел ученика к сознательной работе, развивая тем самым его индивидуальные особенности. По этому поводу Н. Э. Радлов (1889–1942), обучавшийся в мастерской Д. Н. Кардовского в Высшем художественном училище с 1912 г., писал: «В мастерской Кардовского не преподавались приемы. На основании опыта пребывания в мастерской Репина Кардовский знал, какой опасный соблазн представляет для начинающего, неопределившегося художника готовый изобразительный метод, преподносимый как образец для подражания. Предоставляя учащемуся выработку своего творческого изобразительного подхода, он старался направить его к отысканию приема целесообразного, отвечающего тем заданиям, которые ставит перед собой художник в данном конкретном случае» [6, с. 14].

Многолетняя работа в области художественной педагогики привела Д. Н. Кардовского к выводу, что начинающему художнику невозможно сразу понять разнообразие форм природы. Поэтому Д. Н. Кардовский искал доходчивые методы обучения. Он облегчал задачу ученику, предлагая ему сначала понять основу формы, а затем переходить к уточнению натуры: «Так, например, рисуя нос, надо руководствоваться тем, что нос есть призма, ограниченная в пространстве четырьмя основными плоскостями. … На живой модели надо довести понимание формы до той же ясности и простоты, как это имеет место при изображении шара, куба, и т. д. Чем характеризуется, например, форма туловища человека? Это – цилиндрическая форма» [16, с. 9].

С 1903 по 1917 г. Д. Н. Кардовский преподает в Академии художеств. 26 ноября 1907 г. он был избран профессором и стал самостоятельным руководителем мастерской. Д. Н. Кардовский обучался у А. Ажбе, уже имея опыт преподавания по педагогической системе П. П. Чистякова. Впоследствии, работая художественным педагогом, Д. Н. Кардовский выстроил педагогический метод, в основу которого была положена система обучения рисунку, объединившая методику П. П. Чистякова и методику А. Ажбе. Здесь уместно подчеркнуть, что Д. Н. Кардовский постоянно сравнивает методы обучения в школе А. Ажбе с методами обучения П. П. Чистякова. Оказалось, «многое в преподавании Ашбе было не ново для Кардовского – так называемые „большая форма“ и „большая линия“, „принцип шара“, членение изображаемой натуры на „свет, полутень и тень“, лежавшие в основе изучения формы и ее построе­ния по „системе Ашбе“, – все это в значительной мере перекликалось с чистяковскими принципами постижения закона отношений в живописи и рисунке» [15, с. 15–16].

Д. Н. Кардовский развивает свою систему педагогического преподавания на едином принципе – науке. По этому поводу в свое время П. П. Чистяков писал: «Искусство не есть одна наука, искусство пользуется наукой, искусство должно уметь законы и знания применять к делу, на то оно и есть искусство – умение» [3, с. 127].

Как педагог, Д. Н. Кардовский всю жизнь отстаивал позиции реалистического искусства, он ратовал именно за художественную школу, в которой решались педагогические проблемы, вопросы мето­дики преподавания. «Школа есть система, а не развитие личных качеств … все обучающиеся искусству обязаны подчиняться способам и приемам выражения, т. е. уметь передавать форму, цвет, свет, характер, движение, пропорции, знать законы этих вещей. В школе надо овладеть этими законами художественных приемов для того, чтобы потом их можно было изменить, подчинить личным художественным требованиям. (Примеры: Микеланджело, Тициан и др.) Что хорошо в школьном смысле – может быть и нехудожественным, потому что цели школы и творчества разные» [7, с. 128].

С февраля 1918 г. Д. Н. Кардовский избран деканом живописно-скульптурного отделения вновь реформированного Высшего художественного училища Академии художеств и членом исполнительного комитета по вопросам искусства.

С осени 1920 г. он принял предложение руководить мастерской живописи в Московских государственных художественных мастерских – ВХУТЕМАСе, позднее переименованных во ВХУТЕИН. Сначала он преподает на графическом факультете, а затем на станковом и театрально-декоративном отделениях живописного факультета. Это время разрухи после Первой мировой войны. Но «существует мастерская Кардовского, где без шума, без рекламы ведется повседневная упорная работа, приобретаются профессиональные навыки, ведется упорная борьба не только за приобретение мастерства, но, главное, за уяснение реалистического восприятия натуры, за сложение подлинно реалистического творческого метода. Эта целеустремленность сопровождается строгой дисциплиной… В мастерской Кардовского (одной из немногих) вовремя… начались занятия, полностью загружены учебные часы, без отступлений выполнена своевременно разработанная учебная программа» [15, с. 147].

О художественно-педагогической системе Д. Н. Кардовского не было однозначных мнений. Особенно жаркими в этом отношении были споры в 20–30-е гг. XX в.: тогда на смену одной эпохе в искусстве приходила другая. В это время задачи образования, воспитания и обучения были сведены на нет. Художники-педагоги не занимались вопросами методики, дидактики, т. к. на первое место были выдвинуты задачи творчества, интуиции, экспериментаторства. Это было время, когда без конца менялись методы преподавания, когда под каждый изобретенный вновь метод подводилась своя тео­ретическая платформа. Поэтому вопрос о методах преподавания в художественных заведениях зарождающейся советской страны часто и необоснованно менялся. Среди этих различных новых направлений в искусстве Д. Н. Кардовский продолжал совершенствовать свой рабочий метод в преподавании [7, с. 191–193].

В 1920-е гг. Д. Н. Кардовский, В. Е. Савинский, А. А. Рылов составляют программы преподавания, в том числе программы по рисунку для Всероссийской академии художеств. В Академии художеств работают ученики Д. Н. Кардовского: А. И. Савинов, П. М. Шухмин, В. И. Шухаев, П. А. Шиллинговский, Н. Э. Радлов, С. Л. Абугов, К. И. Рудаков. Преподавание рисунка в Академии поставлено на научную теоретическую основу по системе Чистякова – Кардовского.

По инициативе Д. Н. Кардовского с 1937–1938 гг. в Москве были организованы специальные педагогические курсы по подготовке учителей рисования и черчения с углубленной программой по художественным дисциплинам. Этим было положено начало специальной подготовки учителей изобразительного искусства. 30 ноября 1939 г. Д. Н. Кардовский в письме заведующему отделом изоискусства З. Н. Быкову отмечает, что «для созидания единой реа­листической школы искусства надо воспитать и обучить кадры соответствующих преподавателей-профессоров с единым представлением о задачах художественной школы и ее методов. В настоя­щее время таких кадров нет…» [7, c. 243]. Поэтому Д. Н. Кардовский привлекает к педагогической деятельности своих учеников: К. Н. Корнилова, А. М. Соловьева, В. В. Коллегаева, А. А. Александрова, Г. Б. Смирнова, П. П. Шмелева, Г. В. Феонина и др., обещая им свою помощь в организационном и методическом плане. В 1939 г. эти курсы, где преподают ученики Д. Н. Кардовского, были реорганизованы в художественно-графический учительский институт.

В 1938 г. под общей редакцией профессора Д. Н. Кардовского, профессора В. Н. Яковлева и доцента К. Н. Корнилова в свет выходит учебное «Пособие по рисованию», в котором излагаются основные принципы рисунка и методы преподавания дисциплины «рисование». Книга включает разделы: рисование с мертвой натуры, рисование человеческой головы, фигуры человека, рисование наброском, указания по акварельной живописи, а также анатомическое строение человеческого тела. Это методическое пособие ценно тем, что было необходимым для нового советского времени. На сегодняшний день это пособие не потеряло своей актуальности [17].

Педагогическая деятельность Д. Н. Кардовского охватывала почти тридцатилетие. «Для многих молодых художников Кардовский будет Чистяковым советского периода» [22, с. 26].

Московские курсы по подготовке учителей рисования и черчения возглавил ученик и последователь Д. Н. Кардовского методист К. Н. Корнилов. В 1940 г. названные выше курсы были реорганизованы и на их основе создан Московский городской учительский художественный институт с двухлетним сроком обучения, просуществовавший до 1941 г. В 1941 г. Учительский художественный институт вошел в состав Московского городского педагогического института им. В. П. Потемкина на правах художественно-графического факультета.

До 1955 г. МГПИ им. В. П. Потемкина был единственным, который выпускал учителей рисования и черчения с высшим образованием. На художественно-графическом факультете профессиональная подготовка была очень высокой, так как в его работе приняли участие известные ученые-искусствоведы, художники-педагоги, и среди них ученики Д. Н. Кардовского.

Школа рисунка, созданная П. П. Чистяковым и Д. Н. Кардовским, была продолжена, например, профессором А. М. Соловьевым (1886–1966). Особой заслугой А. М. Соловьева было то, что он сумел продолжить традиции русской академической школы рисунка. А. М. Соловьев писал в 1950-е гг.:

«Для примера возьмем область рисунка. Сравним основные установки:

Чистяков говорит:

– Рисунок – основа всего, фундамент, кто не признает этого или не понимает, тот без почвы.

Кардовский:

– Рисунок – структура – основа художественного произведения.

Чистяков:

– Изображать предмет нужно как бы с двух сторон: 1. Как он существует и 2. Как кажется глазу нашему.

Кардовский:

– Рисование – это изучение способов и средств для построения объема на плоскости.

По объективным законам природы.

Так, как мы его зрительно воспринимаем.

Чистяков:

– Мы сами заключены в форму и рисовать должны формой.

Кардовский:

– Приучать учащихся видеть форму, ею руководствоваться, ее именно строить.

Чистяков говорит про попытку художника рисовать линией, не обоснованной изучением формы, что „художник“ чертит мертвую линию.

Кардовский:

– Линия, как физическое понятие, в природе не существует.

Далее Кардовский эту мысль развивает так. Контурная линия – это плоскости, сократившиеся до линии. Контурная линия принадлежит объему, она часть его, она обуславливается, а потому контур не начало, а конец рисунка, итог найденных форм.

Чистяков:

– Понабравши знаний и уменья, пробуй подчинить себе натуру.

Кардовский:

– Чтобы нарушить закон, надо знать его.

Чистяков:

– Познать все – и остаться при детском наивном взгляде на натуру – это высокий стиль мастерства.

Кардовский:

– Изучите натуру, а потом рисуйте, как видите и чувствуете» [19, с. 63–64].

В этом сравнении мы отмечаем преемственность педагогической системы: от П. П. Чистякова к Д. Н. Кардовскому, от Д. Н. Кардовского к ученикам.

«Кардовцы» работали в разных художественных областях – это гравюра, станковая живопись, книжная иллюстрация, монументальная живопись. Его ученики – художники А. А. Александров, Б. И. Анисфельд, В. Ф. Бордиченко, В. А. Гринберг, Б. Д. Григорь­ев, Б. А. Дехтерев, В. И. Ефимов, В. П. Ефанов, К. Н. Корнилов, С. А. Павлов, А. И. Савинов, Г. Б. Смирнов, А. М. Соловьев, П. А. Шиллинговский, П. М. Шухмин, В. И. Шухаев, П. П. Шмелев, А. Е. Яковлев – в России и за границей активно занимались педагогикой по методу Д. Н. Кардовского.

В современном профессиональном художественном образовании не затихают дискуссии о том, как обучать изобразительному искусству. Педагогическая художественная система, предложенная Д. Н. Кардовским в начале XX в., остается обсуждаемой и сегодня.

Так, до сих пор остаются актуальными работы Д. Н. Кардовского о принципах построения изображения, публикуемые в редакции самого художника [10; 11].

Существует ряд диссертаций, в которых художественно-педагогическому методу Д. Н. Кардовского уделяется большое внимание. Вся деятельность педагога была направлена на восстановление «академической» методики преподавания рисунка [21, с. 45–52], которая предполагала развитие принципов реалистического построения формы на плоскости с установлением логической последовательности работы над изображением [20, с. 56–58].

Сейчас уже невозможно представить исследования [18] по истории становления художественного образования в России без обращения к педагогической деятельности и П. П. Чистякова, и Д. Н. Кардовского [12], и их последователей [2; 24].

Система художественного обучения, предложенная Д. Н. Кардовским, слагаемая с новейшими педагогическими методами, разработанными современными художниками-педагогами, является основополагающей в трудном и непростом деле подготовки будущих художников.

Библиография

1. Барановский В. И., Хлебникова И. Б. Антон Ажбе и художники России. М. : Изд. МГУ, 2001. 256 с.

2. Васильева Е. И. Проблемы преподавания живописи в профессиональном образовании XIX–XX вв. в России // Изобразительное искусство в школе. 2009. № 3. С. 50–57.

3. Гинзбург И. В. П. П. Чистяков и его педагогическая система. Л. ; М. : Искусство, 1940. 350 с.

4. Грабарь И. Э. Моя жизнь: Автомонография. Этюды о художниках. М. : Республика, 2001. 495 с.

5. Д. Н. Кардовский и О. Л. Дела-Вос-Кардовская : Сб. статей / Под ред. А. Ю. Фоменко. М. : MelanarЕ, 2010. 22 с.

6. Дмитрий Николаевич Кардовский : Сб. статей / Под ред. А. Ю. Фоменко. М. : MelanarЕ, 2007. 35 с.

7. Дмитрий Николаевич Кардовский об искусстве. Воспоминания, статьи, письма. М. : Изд. Академии художеств СССР, 1960. 339 с.

8. Добужинский М. В. Воспоминания. М. : Наука, 1987. 477 с.

9. Еремина И. Щедрый талант художника-педагога // Библиополе. 2011. № 1. С 74–79.

10. Кардовский Д. Н. Навыки рисунка // Юный художник. 2009. № 5. С. 36–38.

11. Кардовский Д. Н. Учиться нашему делу // Юный художник. 2009. № 4. С. 36–39.

12. Молева Н. М. Выдающиеся русские художники-педагоги : Книга для учителя. М. : Просвещение, 1991. 416 с.

13. Молева Н. М., Белютин Э. М. Школа Ашбе. К вопросу о путях развития художественной педагогики на рубеже XIX–XX вв. М. : Искусство, 1958. 116 с.

14. Подобедова О. И. Дмитрий Николаевич Кардовский (1866–1943). М. : Искусство, 1953. 39 с.

15. Подобедова О. И. Дмитрий Николаевич Кардовский. М. : Советский художник, 1957. 182 с.

16. Пособие по рисованию / Под общ. ред. проф. Д. Н. Кардовского, проф. В. Н. Яковлева, и доц. К. Н. Корнилова. М. ; Л. : Гос. изд. строит. лит., 1938. 162 с.

17. Пособие по рисованию / Под общ. ред. проф. Д. Н. Кардовского. М. : Шевчук, 2006. 208 с.

18. Ростовцев Н. Н. Очерки по истории методов преподавания рисунка. М. : Изобразительное искусство, 1983. 286 с.

19. Руднев В. В. Александр Михайлович Соловьев: педагог, художник, человек. М. : Изобразительное искусство, 1970. 143 с.

20. Савинов А. М. Активизация процессов освоения методических принципов работы над академическими рисунками на начальных этапах обучения студентов художественно-графических факультетов педагогических вузов : дисс. … канд. пед. наук. 13.00.02. М., 1999. 276 с.

21. Хабаху А. Г. Формирование знаний, умений и навыков в овладении педагогическим рисованием: на примере занятий учебным рисунком в системе подготовки художника-педагога : дисс. … канд. пед. наук. 13.00.02. М., 2006. 315 с.

22. Шаньков М. Ветры революции 17-го года // Юный художник. 2011. №  2. С. 26–29.

23. Шаньков М. Императорская Академия художеств: Чистяков, Репин // Юный художник. 2011. № 5. С. 14–17.

24. Шорохов Е. В. Современное состояние и перспективы художественно-педагогического образования // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Методика обучения изобразительному и декоративному искусству. 2007. № 2. С. 3–7.

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Наумова Т. В. Д. Н. Кардовский и его педагогическая система в свете современного художественного образования // Современные проблемы академического искусствоведческого образования. Материалы II Международной конференции в рамках V Международного культурного форума. Санкт-Петербург, 1–3 декабря 2016 г. : Сб. статей / Науч. ред. Н. С. Кутейникова, С. М. Грачёва, сост. Н. С. Кутейникова, С. М. Грачёва. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2018. 436 с. C. 317–329.


Если Вы заметите какую-нибудь ошибку или неточность, просим сообщить об этом администратору сайта.



Оставить комментарий

Чтобы разместить комментарий, необходимо заполнить маленькую форму ниже.
Просим соблюдать правила культурного общения.




Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Если Вам не распознать буквы и цифры кода,
просто обновите код.



Комментарии (0)