На главную Почта Поиск Каталог

ИЗДАТЕЛЬСТВО
Института
имени И. Е. Репина

Новости издательства

05.07.2018

Сохранение культурного наследия. Исследования и реставрация

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Выложен в свободный доступ сборник статей, посвященных реставрации и исследованию объектов культурного наследия. Это труды практиков реставрации, ученых, технологов и историков искусства.

Подробнее


13.04.2017

Василий Звонцов. Графика. Каталог выставки к 100-летию со дня рождения

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Каталог работ выдающегося художника-графика Василия Михайловича Звонцова, преподавателя графического факультета Института имени И. Е. Репина, издан к выставке, посвященной 100-летию со дня рождения мастера.

Подробнее


12.12.2016

Справочник выпускников 2014

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел традиционный Справочник выпускников Института имени И.Е.Репина 2014 года.

Подробнее


01.11.2016

Проблемы развития зарубежного искусства. Великобритания. Нидерланды. Ч. I.

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Подробнее


05.07.2016

Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства

Издательство Института имени И.Е.Репина Академии художеств

Вышел очередной сборник Научные труды. Вып. 37. Проблемы развития зарубежного искусства. Апрель/июнь.

Подробнее


Боровская Е. А. Преподавание истории искусств в художественных учебных заведениях Санкт-Петербурга второй половины XIX – начала ХХ в.

Оставить комментарий

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Боровская Е. А. Преподавание истории искусств в художественных учебных заведениях Санкт-Петербурга второй половины XIX – начала ХХ в. // Современные проблемы академического искусствоведческого образования. Материалы II Международной конференции в рамках V Международного культурного форума. Санкт-Петербург, 1–3 декабря 2016 г. : Сб. статей / Науч. ред. Н. С. Кутейникова, С. М. Грачёва, сост. Н. С. Кутейникова, С. М. Грачёва. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2018. 436 с. C. 57–68.


Боровская Е.А.

Доктор искусствоведения, профессор кафедры
русского искусства Института имени И. Е. Репина,
Санкт-Петербург

Искусство ХХ века: проблемы интерпретации в учебном процессе второй половины XIX – начала ХХ в.

История русского искусства XIX в., а тем более второй половины столетия представляется едва ли не досконально изученной. Вместе с тем ряд аспектов художественного процесса и художественной жизни, причем не только второстепенных, и даже целые проблемные области не нашли пока достаточного освещения. Это касается, в частности, истории искусствоведческой и в особенности педагогико-искусствоведческой мысли XIX и начала XX столетия. И, что особенно хочется отметить, это касается и системы обучения «истории изящных искусств».

До 1860-х гг. преподавание истории искусств в российских учебных заведениях состояло из отдельных разрозненных занятий, не объединенных хронологической последовательностью и опирающихся в основном на иностранные источники и энциклопедии. Автором первого систематического курса «истории изящных искусств» для студентов Академии художеств стал Иван Иванович Горностаев. Имя И. И. Горностаева известно сегодня довольно узкому кругу специалистов. В то же время в источниках XIX в. можно встретить весьма высокие оценки, касающиеся его творческой, научной, педагогической работы, – в частности, мнение, что он был первым в России профессиональным историком искусства. В своих лекциях Горностаев использовал многочисленные собственные зарисовки, выполненные во время почти шестилетнего заграничного путешествия по Европе, ему же принадлежат и первые систематические учебники по истории искусств, изданные на русском языке (уже первый их выпуск в 1862 г. был отмечен Демидовской премией Академии наук). Лекции Горностаева в Академии привлекали огромное внимание, а его имя тесно связано как с Академией художеств, где осуществлялась основная его педагогическая деятельность, так и с историей Рисовальной школы Общества поощ­рения художников (ОПХ).

В педагогической судьбе Горностаева значительную роль сыграл князь Г. Г. Гагарин, ставший в 1859 г. вице-президентом Академии художеств. Представитель старинного русского рода, всесторонне образованный человек, интересовавшийся всеми видами творчества, прекрасный художник, знаток древнерусского искусства, один из основоположников русско-византийского стиля, Гагарин много внимания уделял реорганизации системы образования, принятой в Академии художеств, недостатки которой он ясно видел. Знания воспитанников в области истории, эстетики, истории искусств казались ему явно недостаточными [4, с. 193]. В лице И. И. Горностаева Гагарин увидел единомышленника и пригласил его для чтения курса лекций по истории искусств, которую замыслил для расширения программы теоретических дисциплин, в том числе по истории мировой художественной культуры.

В 1861 г. Академия направила в адрес министерства двора письмо следующего содержания: «С учреждением нового учебного курса Академии художеств введено было преподавание истории изящных искусств, науки, не изложенной нигде на русском языке. Должность преподавателя взял на себя академик архитектуры Иван Горностаев, с отличным знанием дела и с большими познаниями в иностранных языках, что дало ему возможность пользоваться существующими иностранными сочинениями об этом предмете и выполнить свой труд добросовестно и дельно…» [3, л. 23].

Конференц-секретарь Академии Ф. Ф. Львов впоследствии вспоминал: «Введение учебного научного курса было принято учениками с большим удовольствием. Некоторые лекции посещались огромными массами слушателей, так что зала едва могла их вмещать, в особенности были полны аудитории, когда читались история изящных искусств и русская словесность... Все было сделано чтобы облегчить занятия: печатались записи лекций и раздавались бесплатно. Нашелся охотник читать историю изящных искусств – И. И. Горностаев. В то время эта наука нигде в России не преподавалась, никогда не была написана по-русски, и он должен был, прежде чем читать лекции, каждую сначала написать и делать выписки из иностранных сочинений» [5, с. 390].

Но если о И. И. Горностаеве как о заметном (и любимом студентами!) преподавателе Академии имеется немало воспоминаний, то его работа в Рисовальной школе Общества поощрения художеств известна намного меньше и поэтому нуждается в более подробном рассмотрении.

Горностаев преподавал в Рисовальной школе с 1870 г. и вплоть до своей безвременной кончины в 1874 г., не оставляя Академии художеств и ряда других своих официальных архитектурных постов. В Школе он руководил двумя классами – орнаментов и сочинения оригиналов для художественной промышленности, а также вел занятия по истории искусств. Особенностью педагогической методы Горностаева явилось широкое использование упражнений на стилизацию, что и в дальнейшем применялось в Рисовальной школе, и по настоящее время практикуется в художественных учебных заведениях при изучении истории искусств. Хотя период работы Горностаева в Рисовальной школе был сравнительно небольшим, влияние его педагогического метода распространилось на дальнейшую деятельность учебного заведения, в программе которого изучению истории художественной культуры стало уделяться значительное внимание. И. И. Горностаев сыграл исключительно важную роль в развитии Рисовальной школы: он сумел связать преподавание практических художественных дисциплин с глубоким, заинтересованным изучением истории искусств, что значительно обогатило и углубило содержание художественно-промышленного образования и явилось важным фактором утверждения эстетической ценности декоративно-прикладного искусства. С именем Горностаева связан также ставший впоследствии для Школы традиционным интерес к русской художественной старине. Лекции Горностаева пользовались огромным вниманием, он даже был приглашен прочесть ряд лекций по истории искусства в царском дворце. А работа И. И. Горностаева, одного из видных профессоров Академии художеств, в Рисовальной школе, безусловно, способствовала престижу этого учебного заведения.

С Рисовальной школой ОПХ связаны имена многих историков искусства, которые помимо своей преподавательской и творческой деятельности являлись авторами первых учебников и пособий по истории искусств. Одним из них был директор (до 1906 г.) Школы Е. А. Сабанеев, автор нескольких изданий по истории зарубежного искусства. Именно Сабанеев продолжил и развил заложенную Горностаевым традицию серьезного преподавания историко-художественных дисциплин. Литографированные пособия по истории искусства, которые готовил Сабанеев для студентов Академии и учащихся Школы, были заметным явлением в отечественном искусствознании своего времени [11].

Не то чтобы Сабанеев забыт историей искусства, однако его имя известно довольно узкому кругу специалистов, и известно преимущественно из тех источников, где Сабанеев представлен далеко не объективно. Этому есть немало причин – хотя бы та, что Сабанеев отличался сложным и вздорным характером. Помимо иных поводов, это послужило причиной его глубокого конфликта с кругом Александра Бенуа и кругом Н. К. Рериха – весьма разными художническими союзами, однако именно теми, мнение которых часто принимается (по разным причинам и разными, но весьма влиятельными кругами искусствоведов) за истину в последней инстанции.

Е. А. Сабанеев закончил как архитектор Академию художеств, отказался от участия в конкурсе на первую золотую медаль и предпринял, за собственный счет, двухлетнюю поездку по Европе, где изучал историю искусств (слушал лекции в Дюссельдорфе, Гейдельберге и Париже). С 1878 г. он начал преподавать историю искусств в Академии художеств, в 1879 г. получил звание академика. Сабанеев как преподаватель следовал методе Горностаева, подготовив литографированные издания по своему предмету с собственными рисунками. Педагогическая работа стала главным делом его жизни.

С 1879 г., параллельно с работой в Академии, Сабанеев начал преподавать в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, куда был приглашен «для чтения лекций об искусстве, а также для занятий в классе акварелей с натуры и сочинения рисунков» [6, с. 60]. Вскоре он возглавил этот класс, основанный в 1870 г. И. И. Горностаевым. В этом отношении Сабанеев вновь оказался пусть и не прямым наследником, но, безусловно, продолжателем дела своего учителя по Академии. В известной мере «по следам» Горностаева Сабанеев принял на себя в Школе и преподавание курса истории искусств, продолжил и развил заложенную Горностаевым традицию серьезного преподавания в Школе историко-художественных дисциплин. Помимо общей истории искусств, в Школе преподавалась история орнаментов, учили стилизации. Литографированные пособия по истории искусств, которые готовил Сабанеев для студентов Академии и учащихся Школы, были заметным явлением в отечественном искусствознании своего времени [11]. Нехватка серьезной искусствоведческой литературы на русском языке оставалась существенной до конца XIX в., и работы Сабанеева во многом заполняли эти лакуны. Сабанеев не скрывал компилятивного характера своих работ, но он пользовался солидными источниками, и пособия вполне отвечали потребностям времени и их практической учебно-методической функции. Именно Сабанеевым впервые на русском языке были опубликованы материалы, например, об искусстве доколумбовой Америки, о традиционном африканском искусстве, о буддийской архитектуре и т. д. [10]. Следует отметить и достоинства выполненных Сабанеевым иллюстраций, которые свидетельствуют о его высоком мастерстве рисовальщика и продуманной дидактической концепции: избираемые ракурсы в архитектурных зарисовках наиболее полно и выразительно демонстрируют особенности изобра­жаемых сооружений и памятников, существенным образом дополняя тексты.

Представляется, что негативная оценка деятельности Сабанее­ва в Рисовальной школе, которую можно встретить в литературе, не вполне справедлива, но весьма показательна именно в своей необъек­тивности. Многочисленные неприязненные отзывы о Сабанееве рассеяны в трудах Александра Бенуа. Любопытно в связи с этим указать на следующее обстоятельство. Весной 1908 г. Сабанеев и Бенуа конкурировали за право вести курс истории искусства Возрождения в Высшем художественном училище. Академия предпочла Сабанеева. Так что компетентность последнего как историка искусства и педагога под сомнение ставить не приходится. С 1908 г. Сабанеев читал курс истории искусства Возрождения в Академии художеств; по нашим данным, его преподавательская работа продолжалась как минимум до 1917 г.

Далеко не малозначительным (хотя не слишком обширным) представляется и наследие Сабанеева-архитектора. Еще до прихода в Рисовальную школу, а также в первые годы своего директорства Сабанеев выполнил ряд интересных архитектурных работ (дом Чернова в Москве, вилла князя Грузинского во Владимирской губернии, часовня Нарышкиных на кладбище Александро-Невской лавры). В 1898 г. по проекту Сабанеева была осуществлена перестройка здания на Английской набережной под особняк князей Тенишевых (Английская наб., д. 14 – Галерная ул., д. 13). Много сил и времени отдавал Сабанеев деятельности в качестве инспектора работ по Исаакиев­скому собору, что позволило ему представить соответствующий доклад Третьему съезду русских зодчих [12].

В 1906 г. Школу возглавил художник Н. К. Рерих, который придавал большое значение историко-художественным знаниям учащихся. Он пригласил преподавать в Рисовальной школе С. К. Маковского, который подошел к чтению лекций чрезвычайно ответственно. Курс своих лекций он назвал «История искусства в связи с эстетикой». Подобный подход к изложению истории искусства для России был необычен. Эти лекции, безусловно, будут интересны как историкам искусства и историкам педагогики, так и, снабженные необходимым комментарием, могут оказаться полезными преподавателям различных дисциплин эстетического цикла в современных средних и высших учебных заведениях. Воспоминания о С. Маковском, а в еще большей мере его критические и искусствоведческие работы свидетельствуют о его поразительной эрудиции в области истории искусств, хотя Маковский и не получил специального художественного образования.

Рерих познакомился с Маковским еще в свои студенческие годы. По-видимому, личные отношения между Рерихом и Маковским имели решающее значение как для приглашения последнего преподавать в Рисовальной школе, так и для согласия Маковского, для которого это преподавание не могло быть привлекательным в материальном отношении. Да и востребованность его как художественного критика, литератора, видной фигуры культурного процесса оставляла, наверное, немного времени для работы в Школе. В отделе рукописей Русского музея сохранились записная книжка Маковского с предварительными набросками к курсу, конспектом, а также машинопись более полного конспекта его лекций. Примечательно, что записная книжка открывается сведениями о книгах по истории искусств, имеющихся в библиотеке Школы, и это, безуслов­но, свидетельствует о том, что Маковский предусматривал возможности самостоятельной работы учеников, понимая, что его курс не может быть всеобъемлющим. Этот список книг «на русском языке по истории искусства в Библиотеке Рисовальной школы» был составлен, по-видимому, в 1906 г.:

1) Куглер (Любке) Ф. Руководство к истории искусств, изд. 4, 2 тома. 1870; пер. с немецкого.

2) Верман К. История искусств всех времен и народов, пер. с немецкого А. И. Сомова.

3) Новицкий. История русского искусства. Изд. 18…

4) Горностаев И. И. История искусства и костюмов. Искусство в Греции. Этруски. Римляне (гектографир. лекции. Изд. 18…).

5) Сабанеев Е. А. История изящных искусств. (Гектограф. лекции. СПб., 1894).

6) Солнцев. Древности Российского государства. 5 частей.

7) Коробанов. Русские древности.

8) Рихтер Ф. Памятники архитектуры русского зодчества.

9) Симаков Н. Русский орнамент в старинных образцах. Изд. 1882 г.

10) Мартынов. Русские древности.

11) Полевой Н. Очерки русской истории. Изд. 1879.

12) Прохоров. Христианские древности.

13) Гримм. Христианские древности Грузии.

14) Виолле-ле-Дюк. Русское искусство. Его источники, его составные элементы, его высшее развитие. Пер. Н. Султанова.

15) Русское искусство и мнение о нем Е. Виолле-ле-Дюка, франц. ученого, и Ф. И. Буслаева, русск. учен.-археолога. Критический обзор В. И. Буслаева. 1879.

16) Страшкович К. Ф. Краткий очерк греческих древностей. Изд. 2. [1, л. 1–2].

Как видим, библиотека Школы была неплохо укомплектована, имея значительное количество изданий, предназначенных для изуче­ния истории искусств. Лекции Маковского сразу же привлекли к себе очень большое внимание, на них приходили не только учащиеся Школы, но и многие посторонние, желавшие послушать блистательного лектора. Много позже, в 1947 г. (28 апреля), Рерих в письме И. Э. Грабарю особо подчеркивал умение Маковского увлекательно преподнести историко-художественный материал: «Около искусства все должно быть вдохновляющим. Когда я пригласил С. Маковского, аудитория ломилась от слушателей. Молодежь хочет живое и ценит живой зов» [9, с. 87].

Конспекты лекций Маковского показывают осознанное стремление преподавателя установить живую связь с аудиторией. В содержательном отношении курс, который читал Маковский, также представляется довольно интересным. Помимо изложения собственно истории искусств, Маковский затрагивает общеэстетическую проблематику, приглашает своих слушателей к размышлению о природе искусства как такового [2, л. 1]. Следует отметить также, что лекции Маковского учитывали специфику аудитории – и уровень общеобразовательной и художественной подготовки, и творческие интересы своих слушателей как учащихся художественно-промышленного учебного заведения. Эти лекции – еще и очень интересный образец педагогической риторики, умения установить и поддерживать контакт с аудиторией, побудить учащихся к собственным размышлениям. Историку искусства они могут дать существенный материал для размышлений о состоянии и эволюции русской эстетической мысли в первое десятилетие XX в. При всем том, что Маковский в основном предлагает традиционные подходы (это совершенно естественно для учебного курса), в материалах лекций отражены и собственные его воззрения, представляющие собою если не совокупность эстетических взглядов близких Маковскому художественных течений, то вполне определенный круг актуальной для своего времени идейно-эстетической проблематики, с которой Маковский стремится познакомить аудиторию.

Свой курс лекций Маковский читал на протяжении двух лет – в 1906/1907 и 1907/1908 учебных годах. Несмотря на огромный успех, Маковский прекратил преподавание. Как можно судить, это произошло из-за занятости иными делами. В отчете ОПХ за 1906–1907 гг. отмечается: «По истории искусств, кроме лекций преподавателя класса, были прочтены отдельные лекции действительным членом [ОПХ] В. В. Голубевым и бар. Н. Н. Врангелем. Кроме этого обещали руководить экскурсиями по Императорскому Эрмитажу: акад. Н. П. Кондаков, Н. Ф. Селиванов, Б. В. Фармаковский и В. П. Шнейдер» [7, с. 24]. Неизвестно, состоялись ли экскурсии под руководством именно этих специалистов, однако экскурсии по Эрмитажу и другим музеям для учащихся Школы проводились в том числе «под руководством лектора» (С. Маковского) [7, с. 23]. Будет уместно заметить, что обращение к видным, авторитетным знатокам искусства за помощью в организации дополнительных лекций и внеклассных занятий свидетельствует не только о том внимании, которое Школа в период директорства Рериха уделяла историко-художественным дисциплинам, но также и об авторитете самой Школы, на предложение о сотрудничестве с которой охотно откликались крупнейшие специалисты.

С 1908/1909 учебного года лекции по истории искусств читал П. П. Фетисов, а с 1912/1913 учебного года преподавание общей истории искусств принял также Н. Е. Макаренко (с 1914 г. уже единолично, после того, как Фетисов был призван в армию). Ему же, по инициативе Рериха, был поручен и новый курс «лекций по технике и истории древнерусского искусства и изучения главных памятников» [6, с. 35]. Выделение указанной тематики в отдельную дисциплину представляется вполне логичным в развитии историко-художественного учебного цикла, отвечающим значительно возросшему в начале XX в. научному интересу к истории русского искусства и имеющему безусловное практическое значение. Читаемый Макаренко курс лекций по технике и истории древнерусского искусства охватывал период по XVIII в. включительно. Для своих лекций, а в особенности для курса общей истории искусств, Макаренко широко использовал диапозитивы, так что, по его собственному свидетельству, «каждое явление в общем развитии истории искусства проходит перед слушателем иллюстрированное снимками с памятников на экране» [6, с. 96]. При этом Рерих признавал «крайне необходимым посвятить хотя бы один урок изучению древнерусского быта и зодчества, который мог бы вести такой знаток этого дела, как архитектор-художник Милеев» [6, с. 38]. И Д. В. Милеев действительно вел такой курс в 1913/1914 учебном году, вплоть до своей кончины (далее, в условиях военных лет, данный курс из соображений экономии не возобновлялся).

Этой же цели служили и экскурсии по русским городам под руководством преподавателей. Первая из подобных поездок состоялась в 1908 г. В Отчете ОПХ это мероприятие обозначается следующим образом: «Впервые весьма успешно была организована загородная экскурсия для ознакомления учащихся с памятниками Москвы под руководством преподавателя Щуко, в которой участвовало до 60 учащихся» [8, с. 8–9]. А в 1909 г. состоялась экскурсия учащихся под руководством И. Я. Билибина в Ростов и Ярославль.

В пасхальные каникулы 1911 г. была устроена, под руководством Н. Макаренко, экскурсия учащихся в Новгород; в качестве учебного пособия руководителем поездки «была составлена и отлитографирована в мастерских краткая записка о новгородских древностях и памятниках искусства и роздана бесплатно экскурсантам» [6, с. 54]. В пасхальные каникулы 1912 г., как это уже стало традицией, была предпринята экскурсия учащихся, на этот раз в Псков и в Печоры, также под руководством Макаренко. Выше­приведенными данными, думается, не исчерпывается практика ознакомительных поездок учащихся по русским городам для изучения памятников отечественной художественной старины.

В 1913 г. в Школу в качестве преподавателя был приглашен С. П. Яремич – видный живописец и художественный критик, активный участник художественной жизни, близкий «Миру искусства».

Изучение истории искусств в Рисовальной школе времен Рериха (впрочем, как и раньше, еще начиная с занятий, которые вел Горностаев) не ограничивалось лишь традиционным академическим лекционным курсом или несколькими курсами. Можно вполне определенно говорить о целом историко-художественном цикле, который целенаправленно формировался в Школе и включал в себя также историю орнамента, учебные задания на стилизацию, историю художественных ремесел и художественной технологии, внеклассные мероприятия, отдельные лекции приглашенных специалистов и т. д. Особое внимание уделялось истории русского искусства. Сам Рерих исповедовал, говоря сегодняшним языком, синтетический подход к художественной культуре. Это понимание он стремился привить и учащимся Школы, в чем мог опираться на поддержку большинства педагогов, так как среди преподавателей Школы начала ХХ в. было немало серьезных знатоков истории искусства, людей прекрасно образованных, с широкими культурными интересами, что находило отражение в их педагогической практике. Усиление историко-художественного цикла в программе Академии художеств и Рисовальной школы ОПХ в начале ХХ в. отвечало как общим тенденциям мирового художественного процесса, так и характерным особенностям развития отечественной культуры, для которой в этот период интерес к русской старине и национальным традициям был очень значителен.

Источники и библиография

1. Отдел рукописей Государственного Русского музея. Ф. 97 (Маковский С. К.). Ед. хр. 78.

2. Отдел рукописей Государственного Русского музея. Ф. 97 (Маковский С. К.). Ед. хр. 532.

3. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 789. Оп. 14. Ед. хр. «Г» 89. Личное дело И. И. Горностаева.

4. Корнилова А. В. Григорий Гагарин. От романтизма к русско-византийскому стилю. М., 2001.

5. Львов Ф. Ф. Воспоминания об Академии художеств (1859–1864) // Русская старина. 1880. Окт. Т. XXIX.

6. Макаренко Н. Е. Школа Императорского Общества поощрения художеств. 1839–1914. Пг., 1914.

7. Отчет о деятельности Комитета Императорского Общества поощрения художеств за 1906–1907 гг. СПб., 1908.

8. Отчет о деятельности Комитета Императорского Общества поощрения художеств за 1908–1909 гг. СПб., 1910.

9. Рерих Н. К. Листы дневника. Т. 3. М., 1995.

10. Сабанеев Е. А. Индийское искусство. Искусство Египта. Искусство Центральной Америки : Лекции. СПб. : Лит. бр. Пантелеевых, [1880].

11. Сабанеев Е. А. Очерки истории изящных искусств : Лекции. СПб. : Лит. бр. Пантелеевых, 1880. (2-е изд. – 1883 г., 3-е – 1884 г.).

12. Сабанеев Е. А. Ремонт здания Петербургского Исаакиевского кафедрального собора // Труды 3 съезда русских зодчих. М., 1905. С. 200–211.

При цитировании статьи используйте библиографическую ссылку:
Боровская Е. А. Преподавание истории искусств в художественных учебных заведениях Санкт-Петербурга второй половины XIX – начала ХХ в. // Современные проблемы академического искусствоведческого образования. Материалы II Международной конференции в рамках V Международного культурного форума. Санкт-Петербург, 1–3 декабря 2016 г. : Сб. статей / Науч. ред. Н. С. Кутейникова, С. М. Грачёва, сост. Н. С. Кутейникова, С. М. Грачёва. СПб. : Ин-т имени И.Е.Репина, 2018. 436 с. C. 57–68.


Если Вы заметите какую-нибудь ошибку или неточность, просим сообщить об этом администратору сайта.



Оставить комментарий

Чтобы разместить комментарий, необходимо заполнить маленькую форму ниже.
Просим соблюдать правила культурного общения.




Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Если Вам не распознать буквы и цифры кода,
просто обновите код.



Комментарии (0)